Культурный журнал

Борьба за комменсализм

lol1397155467

— И… Как это будет?
— Ну… У проектировщиков так называемого шлюза явно были необычные кулинарные пристрастия. Ты окажешься в наклонном коридоре, в котором шоколадные стены и пол сделан из растущих скользких водорослей. Б-р-р… Потолка вовсе не видно, потому что наверху клубится туман. Настоящие живые облака оранжевого цвета. Идет слабый дождик из киселя и всё пахнет шпротами с ликёром. Ах да. Ещё там все слышат твои мысли, но не знают того, что ты говоришь. Есть и ещё кое-что… Стоит туда сунуться в одежде, и она превратится в… Кхм. В общем, тебе этого лучше не знать.
— Серьёзно? — нервно сглотнула Амелия.
— Абсолютно. На другой стороне нас встретят и предоставят душ. И, конечно же, местную одежду. Думаю, она тебе будет по нраву, — Консуэло окинул взглядом камуфляж Амелии. — Дело в том, что у них практически нет половых различий. Это очень сильно влияет на менталитет и настроения общества. Вся одежда строгая и чем-то напоминает нашу военную форму образца девяностых или двухтысячных годов.
— Изумительно…
— Да. Мне тоже понравилось. Спускаться, скорее всего, будем одновременно. Мне сказали, что сегодня только грузовые перевозки, а пассажирских не будет, но я договорился, чтобы для нас проход персонально открыли. Надеюсь, вас в армии приучили не стесняться наготы. Если что, я могу закрыть глаза.
— Мне нечего стыдиться или скрывать.

После тёплого душа и небольшого необычного обеда, предоставленного местными жителями, Консуэло и Амелия снова встретились, но уже в переговорной комнате, одетые в абсолютно одинаковые костюмы. За ними постоянно следовали двое местных, что не могло не действовать на нервы девушке, которая в конце концов не выдержала и спросила:
— Эта парочка всегда будет за нами таскаться?
Она терпеть не могла, когда за ней кто-нибудь наблюдал. Её и так раздражал этот привязавшийся гид-консультант.
— Вас что-то смущает? Они ведь один в один похожи на обычных людей… Ну, конечно, исключая разницу между женским и мужским полом. У них даже грамматика языка такая же. Только произношение немного другое. Но это простительно, если учитывать, что эта цивилизация развивалась на глубине нескольких сотен километров под землёй. И, что любопытно, они на какое-то время обогнали нас в развитии науки и техники. Вы, наверное, обратили внимание на душ? А на столовые приборы? Мне кажется, они удобнее обычных ложек и вилок.
— Постойте… Если они развивались тут, то откуда у них в местных блюдах мясо?
— А они каннибалы.
— Изумительно! Теперь я в отчете напишу, что они не только вежливы и учтивы, но и великолепны на вкус!
Двое местных, что не отставали от разговаривавших, улыбнулись, переглянувшись между собой.

Неожиданно для людей дверь открылась и внутрь зашли четверо местных. В руках «подземники» держали картонные коробки, доверху забитые книгами и белой бумагой — как исписанной, так и чистой. Аккуратно поставив коробки на стол, они ушли, а вслед за ними двинулись и сопровождающие, оставив Консуэло и Амелию наедине с документами. Девушка взяла в руки ближайший листок, покрытый неровными строчками, и провела по нему ладонью. Качество было просто отменным.

— Итак, что мы ищем? — поинтересовался Консуэло, вытаскивая из ближней коробки книгу.
— Ищу я, а вы сидите и не мешаете.
— Да ладно вам. Тут материала на трое или четверо суток. Это только учитывая, что вы не будете проводить подробный анализ этой литературы. Сколько тут? — Консуэло взвесил в руках книгу, — Страниц триста, не меньше. И ту-у-т… — он взглянул в коробку, — не меньше двадцати или тридцати таких книг. Вы уверены, что не нуждаетесь в помощи?
— Ладно, — вздохнула явно недовольная подобным стечением обстоятельств Амелия, — есть подозрение, что у нас перебежчик. И на «этой» стороне его вроде бы вычислили, но не могут быть уверены в выводах на все сто процентов. Для этого и прислали меня — чтобы я проанализировала всю эту кучу бумаг и вынесла решение.
— Интереснейшее задание, — Консуэло уже листал книгу, вчитываясь в текст и одновременно делая выводы относительно его стиля и лексического запаса автора, — но почему это дело поручено именно военным, а не подобным мне аналитикам?
— А чем военные хуже гражданских?
— Мне кажется, они… недостаточно глубоко изучают историю, а при изучении той части, которую учат, используют методы анализа текстов и событий с точки зрения рядового человека, не вникая в дело достаточно глубоко. Да и, в общем, немного глупы…
— Глупее? Только из-за своих знаний истории и методов изучения?
— Глупее из-за неспособности использовать свои знания в полную силу. Например, вы только что отложили очень интересный клочок бумаги.
— Это всего лишь список покупок. Ничего интересного, — Амелия снова взяла недавно отложенный листок и еще раз осмотрела.
— Да, на нём наверняка нет военных тайн или координат базирования наших авианосцев. Но… Вы обратили внимание, чем написан список?
— Ручкой. Что тут такого? Хотя я могу сказать, что это ручка старого образца. Год точно не назову, но уверена, что это первая половина двадцатого столетия.
— Нет, — перебил ее Консуэло, — это ручка образца первой четверти двадцать первого века. Я стою от вас в метре и без усилий это определил.
— Мои поздравления. Но что это мне даёт? Что человек использовал очень старую ручку? Не думаю, что это доказательство его вины.
— Вы так уверены?
— Абсолютно.
— Тогда позвольте ваш планшет, — Консуэло взял гаджет Амелии, не дожидаясь разрешения, и быстро нашёл в нем графический редактор. Нарисовав ручку, которой, по его мнению, была написана записка и показав результат, он спросил: — Что это?
— Отлично нарисованная ручка. Очень старая шариковая ручка.
— Хорошо. А теперь… — Консуэло подошел к двери, откуда вышли сопровождающие. — Гарсон! Нам нужна ваша помощь!
Спустя пару минут в дверь зашел человек, которого Консуэло видел впервые.
— Извините за беспокойство, — быстро проговорил Консуэло и продемонстрировал вошедшему нарисованную ручку, — что это, по-вашему?
— Это… — «подземник» явно не знал ответа и попытался угадать, — возможно, это… Думаю, это дозор из химической лаборатории, только очень старого образца… Правда, в этом случае рисовавший допустил ряд ошибок.
— На самом деле это шариковая ручка. Но всё равно благодарю за помощь, вы оказались крайне полезны.
— Если ещё понадобится помощь, я нахожусь в соседней комнате, — сказал местный, нисколько не расстроенный своей ошибкой. Он вышел, плотно закрыв дверь.
— Вот и доказательства. В этом мире уже давно забыли про подобные вещицы, — Консуэло на ходу закрыл редактор и вернул планшет владельцу.
— Ладно, убедили. Может, что-то еще я пропустила? — немного разозлившись из-за своей ошибки, спросила Амелия.
— Поскольку вы ещё не брали книг в руки, я могу подсказать, что все они — или практически все — написаны в жанре научной фантастики. Но есть одна мелочь. Все эти рассказы будут научной фантастикой только для нас с вами, но не для местных. Для них это нечто вроде описания повседневной жизни. Как например произведения Шекли или Азимова не будут нам с вами казаться фантастикой, хотя они таковыми задумывались. Предсказания писателей сбылись, и теперь мы читаем собственную хронику.
— То есть это все написано человеком, который думал, что пишет фантастику, ибо забыл про прогресс местных?
— Или даже написал их на нашей стороне. Очень знакомый стиль… Не могу вспомнить автора с точно таким же стилем… — Консуэло постучал себя кулаком по голове, пытаясь вспомнить имя, — на языке вертится…
— Кристиан Ссэт?
— Именно! Нужно проверить почерк и отпечатки пальцев для полной уверенности. И, если всё совпадет, можно закрывать дело, — Консуэло схватил планшет, но Амелия быстро вернула его обратно на стол.
— Для сравнения отпечатков и почерка нужен доступ к базе данных через Сеть, но я сомневаюсь, что местные сервера соединены с нашими. И вообще — откуда тут взяться отпечаткам?
— Всё это взято из квартиры подозреваемого примерно дня два назад. Где-то они должны были остаться. А проблемы с Интернетом очень легко решить. Можно попросить включить ретранслятор.
— А ретранслятор — это?..
— Ретранслятор — это несколько небольших катушек, способных передавать сигнал из нашего мира в этот и обратно.
— И его можно включить в городе из любой точки?
— Городами их селения назвать сложно… Они скорее похожи на сеть тоннелей с комнатами. Тем не менее, я думаю, что подобные ретрансляторы можно запустить из большинства мест, если, конечно, над ними нет месторождений ферромагнетиков. А к чему вопрос?
— В одной из записок был интересный URL-адрес. У нас он обычно начинается с «http:», a тот начинался с «ahatatap». И вот эти «а» меня натолкнули на немецкое слово «äußere», которое переводится как «внешний».
— А ведь с «ahatatap» начинается любой адрес при работе через ретранслятор… — Консуэло задумался.
— Но откуда у простого человека доступ к ретрансляторам? А если… Нет, это бред, — Амелия покрутила головой, отгоняя случайную мысль.
— «Бред»? О чём это ты? — оживился Консуэло.
— Я давно изучаю этот мир и заметила эту особенность. Точнее, раньше я не хотела думать над этим, но теперь… Когда я смотрю на эти книги и записки, то всё больше убеждаюсь, что местные уже давно живут среди нас, и… и просто… Ну, ты вот отлично знаешь историю обоих миров и, должно быть, заметил, что их открытия и технологии опережают наши ровно на три поколения. Как будто они как-то контролируют наш прогресс… Понимаешь, это… Это, само собой… Например, египетские пирамиды. Если обратить внимание на хронологию событий, то окажется, что у них уже были необходимые технологии для такого строительства. И этот мифический город… Кажется, Атлантида? Да, точно. Вы наверняка про неё слышали. Местоположение точно не определено, но если посмотреть, какие механизмы и устройства им были доступны в то время, можно предположить, что город был построен именно «подземниками». И этот город, как известно, видели в нескольких местах. Например, в Атлантическом океане. Вы знаете какую-нибудь постройку неподалеку от Атлантического океана, которая не могла быть создана людьми?
— Стоунхендж.
— Именно! А недалеко от пирамид у нас что?
— Нил?
— Да, Нил, но он впадает в Средиземное море, в котором тоже видели Атлантиду!
— Это, конечно, логично, но встает вопрос: «Зачем?» Зачем им строить пирамиды и Стоунхендж?
— Не только Стоунхендж и пирамиды. Я бы включила сюда другие чудеса света и Вавилонскую башню.
— Я понял, что вы имеете в виду, но вопрос относительно необходимости этих действий остаётся без ответа.
— Ну как же?! Пирамиды и Стоунхендж — это настоящие обсерватории! А остальное… Наверное, просто как тест. Они тестировали оборудование. Ну, скажем, Тунгусский феномен и кратер в Аризоне — это провалы в их тестах. Что-то пошло не так, и… Бум.
— А ведь вы правы! И по поводу контроля, видимо, тоже. Это всё следует досконально изучить…
— Изучить? У меня же практически всё готово и этот Ссэт — последняя важная деталь! Теперь я смогу доказать правительству свою точку зрения.
— Не думаете, что это слишком поспешно?
Амелия повернулась к Консуэло и твёрдо ответила:
— Нет. Я уже пять лет ждала, и больше не буду сдерживаться.
— Не советовал бы… Только представьте, что вызовет подобное заявление, как отреагирует ущемлённая гордость! Может начаться война, и из-за отставания наша сторона не выйдет победителем.
— Если только мы не нанесём удар первыми!
Мужчина поднялся с места.
— Боюсь, ничего не выйдет, — неожиданно спокойным голосом сказал он. — Вы оказались правы. Сцепив руки за спиной, Консуэло медленным шагом направился к двери: — Вы абсолютно правы. Атлантида — действительно наш проект. И пирамиды, и Вавилонская башня. Всё это наше. Но одну ошибку вы позволили себе допустить. Мы не похожи на людей, которые постоянно ошибаются. У нас не было провалов в проектах. То, что вы приняли за неудачу, были пробные запуски нашего оружия. Аризона, Сибирь, Чернобыль, Япония, Челябинск… Они лишь маленькие прототипы и не более.

Амелия была удивлена и поражена. Прямо перед ней стоял местный. Но ведь, согласно информации из всемирной базы данных, с самого рождения этот человек жил на Земле! Её рука медленно начала двигаться к пистолету на поясе.
— Мы уже давно живём среди вас и контролируем ваш прогресс, провоцируем войны и эпидемии.
— Но зачем?
— Ваш вид неустойчив и стремится уничтожить себя. Мы же стараемся сдержать эти безумные порывы. Провести вас, как маленького ребёнка, за ручку до вершины вашего развития… Но подобные тебе постоянно нам мешают.
— И что будет дальше? — Амелия расстегнула кобуру и приготовилась в любой момент выхватить пистолет. При необходимости она собиралась с помощью него проложить себе путь на поверхность.
— Мы могли бы отправить вас на поверхность, если бы вы дали обещание молчать…
— Без проблем. Даю честное слово.
— …но вы же не сдержите собственное обещание. Вы фанатично преданы цели — уничтожить свою расу.
— Значит, вы понимаете, что меня ничто не остановит на пути в мой мир?
— Понимаю. Поэтому ваш пистолет разряжен и заминирован маленьким зарядом взрывчатки.
Консуэло трижды постучал в дверь и снова медленным шагом направился к столу.
— Ты… блефуешь. С моим оружием всё в порядке. Я проверяла его после душа, и всё было в норме, — Амелия медленно достала пистолет и прицелилась в Консуэло. — А теперь отвечай, сколько охраны я увижу, пока буду прорываться, и что значат три эти стука?
— Абсолютно неважно, сколько нас в коридорах и что значат три стука, — Консуэло, не обращая на угрозы внимания, начал укладывать книги и записки обратно в коробки. — Вам осталось жить от считанных секунд до… — он бросил беглый взгляд на настенные электронные часы, — до трёх минут.
— Зато ты сдохнешь первым! — злобно сказала Амелия и спустила курок. Комнату осветила короткая зеленоватая вспышка.
Вместо выстрела, как и обещалось, произошёл небольшой направленный взрыв. Он практически мгновенно убил Амелию, запустив в лицо осколки её же пистолета — она даже не успела крикнуть.
— В прошлый раз угроз было больше, — пробормотал Консуэло, продолжая укладывать книги.
Стоило взрыву отгреметь, в комнату зашёл тот же местный, что не узнал ручки. Он сначала посмотрел на тело Амелии, потом на невозмутимого Консуэло и взволнованным голосом спросил:
— И какой это раз?
— Девятнадцатый. Придётся ещё раз. У меня почти получилось, но снова что-то подтолкнуло её к правильному ответу. Нужно попробовать ещё раз. — Консуэло закончил складывать книги и направился к выходу из комнаты, не обращая внимания на местного.

Вот уже девятнадцатый раз он прошел по длинному тёмному коридору, через охранный пункт мимо уснувшего охранника. Зашёл в ярко освещённую комнату и, прикрыв глаза рукой, глубоко вдохнул. С места Консуэло сделал четыре шага вперёд.

Яркий свет померк, и он вновь услышал голос Амелии:
— И… Как это будет?

z_becc52bb

Автор: Товарищ F
Фото: Екатерина Мордачёва

comments powered by HyperComments
количество просмотров 450
Система Orphus