Культурный журнал

Элиза

пьеса-сказка Элиза
(пьеса-сказка)

Действующие лица:

Ханс — принц, слеп от рождения.
Королева — мать Ханса.
Элиза — пастушка.
Виц — шут.
Кнорриг — тайный советник.
Кротильда — принцесса.
Цаубер — придворный чародей.
А также придворные, гости, слуги, стража.

ДЕЙСТВИЕ 1. Королева в комнате у сына.

Королева: Ты снова не спал, мой мальчик.
Принц: Да, ночь была душной.
Королева: Ты грустен. Позвать шута?
Принц: Нет, благодарю вас, матушка. Большая часть из того, что он читает, мне не понятна. Он рассказывает о солнце; а что такое солнце?
Королева: Солнце?.. Оно греет, оно горячее.
Принц: Это я понимаю, чувствую. Но какое оно… на ощупь? С чем сравнить его мне — слепцу?
Королева (вздыхая): Ты утомлён, тебе нужно поспать.

За окнами замка слышна простенькая пастушья песенка.

Принц: Поют?.. Какой чистый голос! Совсем рядом. Кто это?
Королева (смотрит в окно): Какая-то девчонка пасёт гусей. Я закрою окно.
Принц: Нет-нет, прошу вас. Пусть она поёт.
Королева: Как угодно. И всё же я позову шута.

Королева уходит. Принц встаёт с кресла и подходит к окну. На миг песня умолкает, но звучит вновь. Принц улыбается и водит рукой в такт пению. Он очарован. Звеня колокольчиками на колпаке, появляется шут.

Шут: Доброе утро, принц! Королева прислала меня к вам.
Принц: Здравствуй, пересмешник. Подойди сюда. Слышишь ли ты песню?
Шут: Прекрасно слышу, ваше высочество.
Принц: Видишь ли ты, кто поёт?
Шут: Да. Она прямо под окнами, у пруда. Это Элиза, дочь старшего королевского пастуха.
Принц: Она молода?
Шут: О да. И очень красива.
Принц: Красива?.. Что это значит? С чем это можно сравнить? Найдётся ли у тебя ответ?
Шут: Ваше высочество, у меня есть ответы почти на все вопросы, которые только существуют на свете. Разве что, кроме двух: о дате собственной смерти, и о повышении мне жалования.
Принц: Перестань! Отвечай мне.
Шут: Простите, ваше высочество. Если ваша милость желает узнать о красоте из уст дурака, я расскажу.
Принц: Говори. Но помни, я слеп.
Шут: Разве? Но, ваше высочество, для того, чтобы видеть красоту, не обязательно быть зрячим. Простите меня за вольность, но я дурак, мелю, что жернова. Доводилось ли вашему высочеству умываться в знойный день родниковой водой?
Принц: Конечно.
Шут: Помнят ли ваши руки нежность абрикосов, а губы их сладость?
Принц: Разумеется.
Шут: Доводилось ли слышать пение птиц в зарослях сада и шум дождя? Помните ли журчание ручья?
Принц: Да.
Шут: Так вот, сложите всё это: и дождик, и птиц, и ручей, и абрикосы, и получите ту, что поёт сейчас под этим окном.
Принц: Неужели ты не солгал мне? Но тогда… Она прекрасна!
Шут: Совершенно верно, ваше высочество. Уж на что я глуп, как пробка, но и я иногда задумываюсь о красоте. Особенно, когда встречаю эту пастушку.
Принц: Отведи меня в сад. Скорее!
Шут: Слушаюсь.

ДЕЙСТВИЕ 2

Королева вышивает гобелен, но прерывает занятие и звонит в колокольчик. Входит слуга.

Королева: Пригласите ко мне тайного советника.

Слуга кланяется и уходит. Через некоторое время появляется тайный советник. Он похож на корягу, на которую натянули богатый сюртук и нахлобучили напудренный парик.

Королева: Здравствуйте, Кнорриг¹. Есть ли какие-нибудь новости?
Кнорриг: Да, ваше величество, наши, то есть, простите, ваши крестьяне…
Королева: Я не об этом. Есть ли новости, касающиеся моего бедного сына?
Кнорриг (скрывая зевок): Ах, вы об этом… Новости не утешительные. Вы же знаете, всем принцессам в округе известно о недуге принца, и они…
Королева: Их не интересуют честь и богатство?
Кнорриг: Ваше величество, простите меня, но этого у них и так хватает.
Королева: Так ли? Неужели кто-то смеет думать о себе, как о равных нам по положению? Эти полунищие выжившие из ума королишки ещё смеют что-то заявлять о своих достоинствах?
Кнорриг: Но, ваше величество, принцессы, в основном, хм… молоденькие. Им не интересно общество, хоть и молодого, и полного сил, но… слепого принца.

Королева вспыхивает, но сдерживает гнев. Она вздыхает и закрывает лицо рукой.

Королева: Что это у вас подмышкой? Что в папке?
Кнорриг: Это? Сущая безделица. Не стоит беспокоиться, ваше величество. Так, безделица. Портрет.
Королева: Портрет? Чей же?
Королева (протягивает руку): Уж не дочь ли короля Рюсселя²? А ну-ка…
Кнорриг: Разбирая почту, я случайно наткнулся на него. Однако не придал значения. Но положил на всякий случай, это… извольте взглянуть, принцесса Кротильда³.
Королева (рассматривая и возвращая портрет): Фу, неужели такое возможно?
Кнорриг: Увы, ваше величество, принцесса не записная красавица.

Королева вздыхает.

Кнорриг: Ваше величество, позвольте вопрос. Зачем вам обязательно нужно женить принца?
Королева: Ему нужна опора в будущем управлении королевством.
Кнорриг: Но, ваше величество, для этого вовсе не нужно его женить! Достаточно иметь, ммм… Надёжного друга, старшего наставника, который в любой момент смог бы прийти на помощь, пожертвовать собой.
Королева: Вы говорите о жертвах?.. Постойте-ка, уж не себя ли вы прочите на место наставника?
Кнорриг: Я никогда бы не посмел, ваше величество! Не решился бы даже заикнуться об этом… впрочем, как вам угодно.
Королева: Ступайте, займитесь делами. А портрет оставьте.
Кнорриг: Конечно, ваше величество. Тем более, что принцесса Кротильда посетит наше королевство уже сегодня. Я взял на себя смелость, и принимая во внимание, что…
Королева: Да как вы смели?
Кнорриг: Ваше величество, прошу простить меня, но это свершившийся факт; и теперь нам нужно подумать, как устроить всё наилучшим образом. Позвольте мне этим заняться. Уверяю вас, все недоразумения исчезнут, вам стоит лишь приказать, и дело останется за малым.
Королева: За малым? Это женить принца на этой горгулье?.. Бедный мальчик.
Кнорриг: Ваше величество, по-моему, принцу всё равно, какова она лицом; не так ли?

Королева хмурится, но сдерживает себя, чтобы не наговорить советнику грубостей. Она машет рукой, и советник, раскланиваясь, уходит.

ДЕЙСТВИЕ 3. Декорации разросшегося «дикого» сада. В центре скамейка, окружённая кустами чайных роз (или какими-нибудь другими). Шут Виц усаживает принца на скамейку.

Принц: Я ничего не слышу, мы опоздали!
Шут: Не извольте беспокоиться, ваше высочество, я сейчас же найду и приведу её.

Шут скрывается в кустах. Принц прислушивается, медленно поворачивая голову то в одну, то в другую сторону. Вскоре шут приводит Элизу. Она одета в нечто, напоминающее холщовый балахон до пят, подпоясанный залатанным передником. На голове старая шапка, похожая на чепец, но из грубого неяркого сукна.

Шут: Она здесь, ваше высочество.

Принц протягивает руку, он улыбается.

Принц: Вы пришли! Пожалуйста, дайте вашу руку, и присядьте со мной.

Элиза смущённо смотрит на шута. Виц легонько подталкивает её. Элиза присаживается на край скамейки и снимает чепей. Золотые волосы рассыпаются по плечам. Принц находит руку Элизы.

Принц: Здравствуйте, милая певунья!
Элиза: Добрый день, ваше высочество.
Принц (дотрагивается до волос девушки): О, какие мягкие волосы!
Шут: Они ещё и золотые, ваше высочество!
Принц: Золотые?.. Что это?
Шут: Всё просто, ваше высочество. Что вы чувствуете, когда подставляете лицо солнцу?
Принц: Я чувствую…
Шут: Ну же, немного усилий!
Принц: Будто кто ласково гладит меня по щеке.
Шут: Правильно, это и есть самое верное сравнение!

Принц счастливо смеётся, поворачивается к Элизе, желая что-то сказать. Но со стороны замка доносится крик: «Ваше высочество, вас требует королева-мать!» Элиза пугается и убегает. Принц протягивает руку, Виц подхватывает его под локоть и помогает подняться со скамейки.

Шут: Вас ищут. Не иначе к нам кто-то пожаловал.
Принц: Пожаловал? Ты что-то знаешь?..
Шут: Не то, чтобы очень. По-моему, это новая соискательница вашего будущего королевства.
Принц (с напускной строгостью): Ты забываешься, дурень!

Шут берёт принца за руку и отводит во дворец.

ДЕЙСТВИЕ 4. Тронный зал. Слуги вводят принца. Королева отпускает слуг и сама ведёт принца к трону.

Королева: Ваше высочество, сын мой, я прошу вас быть учтивым и вежливым.
Принц: Ещё одна напыщенная самодовольная выскочка? Неужели вам не надоели эти маскарады?
Королева: Я мать и лучше знаю, что нужно моему сыну, а чего следует избегать. Так вот, теперь вам пришла пора жениться. Того требуют многие обстоятельства. Вам нужна опора в будущем, ибо я не вечна. Вам нужна та, на которую вы могли бы положиться. Хоть и не во всём, но хотя бы в делах управления королевством. За вашим королевством, не забывайте об этом. Как только узы брака соединят вас с избранницей, вы тотчас будете коронованы.
Принц: Но…
Королева (сквозь слёзы): Сын мой, послушайтесь меня. Сделайте, как я прошу, умоляю вас.
Принц (твёрдо, но безразлично): Хорошо.

Королева садится на трон. Слуги усаживают принца рядом в кресло. В зал набиваются придворные, среди них Кнорриг, еле скрывающий ехидную улыбку. Звучат фанфары, в зал входит шталмейстер и объявляет о прибытии принцессы Кротильды. Входит Кротильда в сопровождении двух герольдов. Она худа и безобразна, её отталкивающие черты не скрывает даже веер, которым она старательно прикрывает длинный нос. Королева жестом приглашает Кротильду садиться в кресло. Та благодарит и садится.

Королева: Хорошо ли вы добрались?
Кротильда: Благодарю, ваше величество, я ничуть не устала.
Королева (в сторону): Ещё бы, ведь ты не ворон считать сюда ехала… (И самой принцессе): Надеюсь, мы вполне обойдёмся без долгих и скучных церемоний. Вы позволите мне так поступить?
Кротильда (в сторону): Нужны мне ваши церемонии, провалитесь вы с ними… (И королеве): О, конечно, ваше величество. Признаюсь, меня так утомила дорога, что ещё час-другой, и я окончательно позабуду весь этикет и просто-напросто усну. Я так разбита.
Королева (с натянутой улыбкой): Как мы вас понимаем. Не правда ли, Ханс?
Принц: О да. Что касается разбитости, то я уже слышу какие-то поскрипывания.
Королева: Ну, что ты, мой мальчик. Что подумает о нас гостья.
Принц: Ах, да, наша гостья. Какая она из себя? Эй, кто-нибудь, скажите мне, что представляет собой особа, голос которой похож на скрип не смазанных петель?
Королева (грозно): Ваше высочество!
Шут (выходит из толпы гостей): Я отвечу вам, принц. Наша гостья принесла с собой ветер пустыни и сухие кусты шиповника.
Королева: Стража, убрать его!

Стражники хватают шута и выталкивают его из тронного зала. Принц слышит это и старается скрыть смех. Двери в зал закрывают. Но из-за дверей доносится песенка шута:

Тарам-пим-пим, ла-лай-лю-лю,
Прислали швабру королю!
Зачем, скажите мне, друзья,
Предмет такой для короля?

В зале наступает неловкое молчание. Все переглядываются. На середину выходит Кнорриг, он фальшиво улыбается, потирает руки, кланяется вначале королеве, потом Кротильде; в сторону принца лишь слегка наклоняет голову.

Кнорриг (королеве): Позвольте мне, ваше величество, поздравить принцессу с благополучным прибытием в наше королевство. (Принцессе): О, досточтимая и великолепная Кротильда, разрешите выразить вам своё восхищение. Надеюсь, вы окажете нам любезность, рассказав, э-э-э-э, о своих впечатлениях, полученных по прибытии к нам.
Кротильда: О впечатлениях? Разве я приехала сюда делиться впечатлениями? Для того, чтобы рассказывать, как тряслась в карете? По-моему, это странно. В своём письме вы говорили…
Кнорриг (перебивает принцессу): О, я понял, не продолжайте. Простите мою бестактность, я должен был сразу обо всём догадаться. Вас утомила дорога, это видно не вооружённым глазом. В таком случае мы попросим её величество позволить вам отдохнуть с дороги. А после, скажем, за ужином, всё обсудим на свежие головы.

Кнорриг поворачивается к королеве.

Королева: Вы правы, советник. Распорядитесь, чтобы наша гостья не испытывала ни в чём нужды. Позаботьтесь, чтобы у неё было всё необходимое для отдыха. И о каком письме шла речь?
Кнорриг: Это сущий пустяк, ваше величество. Просто я отправил принцессе маленькое письмецо с выражением признательности за то, что она любезно согласилась посетить наше королевство. А сейчас я с радостью исполню ваши приказания.

Советник раскланивается и протягивает руку принцессе. Кротильда тоже раскланивается, и в сопровождении советника и герольдов покидает тронный зал. С разрешения королевы присутствующие расходятся. Зал пустеет. Остаются королева, принц и вновь оказавшийся здесь шут (он стоит за колонной).

Принц: Все ли разошлись?
Королева: Да, сын мой.
Принц: Какая она, эта Кротильда? Впрочем, я слышал её голос, и этого вполне хватило, чтобы обрисовать её. Ха-ха-ха, оказывается, и в тёмной комнате можно рисовать картины. Хотите знать моё мнение?
Королева: Ваше мнение?
Шут (выходя из-за колонны): Ваше величество, позвольте мне рассказать принцу.
Королева: Тебе — дураку?
Шут: Ваше величество, как же не мне — дураку — удобнее всего описать другого дурака?
Королева: Что-что?!
Шут: Я имею в виду себя, ваше величество. Ибо кого интересует моё мнение, кроме меня самого?
Принц: Пусть говорит. И пожалуйста, ваше величество, оставьте нас одних.
Королева: Как угодно. Но прошу вас, не утомляйте себя беседой с глупцом. Нужно ещё подготовиться к торжественному ужину.

Королева уходит. Принц и шут остаются наедине.

Принц: Что ты обо всём этом думаешь, Виц?
Шут: Разве шуту дозволено думать?
Принц: Говори.
Шут: Ваше высочество, прошу заранее простить меня. Но я предпринял кое-какие шаги. Даже не шаги, а так… парочку шажков. В вашем праве сейчас же отправить меня на плаху, но всё же я вам скажу. Эта Кротильда… Препротивна, как горячее молоко с маслом и пенками!
Принц: Неужели настолько гадкая?
Шут: Хуже, ваше высочество. Я забыл добавить комков из манной каши. Но всё бы это было полбеды. Она же ещё и глупа, как пробка. Видели бы вы, как она зевает; однако, если вам угодно услышать моё прямое мнение, то не лучше ли будет высказать его в ваших покоях?
Принц: Ты прав. Идём.

Шут берёт принца под руку и уводит. Тронный зал пустеет. Свет гаснет, но загорается вновь. В зал входит королева в сопровождении придворного чародея Цаубера.

Королева: Помните ли вы, о чём я просила вас?
Цаубер: Да, ваше величество, зелье готово. Хотите взглянуть? (Чародей достаёт из халата склянку с отваром).
Королева: Нет-нет, оставьте. Расскажите, как оно действует.
Цаубер: Всё очень просто. Нужно лишь добавить его в пищу или питьё, и принявший его забудет о своих… не удовольствиях. Проще говоря, удовольствуется тем, что ему предложат.
Королева (тяжело вздыхая): Хорошо. Сегодня за ужином ты добавишь его в бокал принцу.
Цаубер: Принцу? Я не ослышался?..
Королева: Принцу! И не забывайтесь, Цаубер!
Цаубер (кланяясь): Прошу простить меня, ваше величество.
Королева: Сегодня за ужином!

Действие 5. Каморка Цаубера. Чародей сидит за столом. Стол завален книгами и заставлен всякой химической посудой.

Цаубер (сам с собой): И за что мне такое наказание? Бедный принц. А ведь я нянчил его в колыбели, рассказывал сказки, учил премудростям и правильности речи. Не я ли прививал всё доброе, о чём знаю сам? Не я ли делился тем, что почерпнул из тысяч манускриптов? А теперь мне же приказано уничтожить мальчика, лишить его чувства сердечности, лишить возможности отличать яркое от безобразного!.. Ах, если бы я мог дать ему зрение!
(Голос из темноты): А разве ты не можешь?
Цаубер: Кто здесь?
Шут: Это я, великий маг.
Цаубер: Виц? Я не слышал, как ты вошёл. Ты научился усмирять свои колокольчики?
Шут: Они молчат по другой причине.
Цаубер: Догадываюсь. И ты прав, мой смешливый друг… как же мне тяжело. Мне приказано дать принцу приворотное зелье.
Шут: Зелье?.. Но неужели ты — могущественный — не можешь стереть в порошок какую-то лягушку?
Цаубер: Ты говоришь о Кротильде? О, её-то я могу превратить хоть в кактус, хоть в бочку для сусла. Только нашему принцу это вряд ли сослужит какую-то пользу. Зло нельзя покарать злом. Оно не может истребить самое себя. Найдётся ещё одна Кротильда, десятки, сотни.
Шут: И ничто не может помочь принцу?
Цаубер: Я не сказал «ничто». Ты, я вижу, так прирос к своему колпаку, что не хочешь понимать простые вещи. Зло можно победить. Но добром! Слушай, просидев недавнюю ночь над книгами, вглядываясь в хрустальный шар, я сумел высчитать, что есть на свете девушка, способная исцелить принца и стать ему верной опорой. Понимаешь? Она существует! И она где-то рядом. Но где?..
Шут: Тебе удалось узнать её имя?
Цаубер: Нет.
Шут: Ты разглядел, какова она из себя?
Цаубер (раздражённо): Нет!
Шут: Но хоть что-то о ней известно?
Цаубер: Только то, что она была когда-то принцессой. И ещё её облик. Только облик. Я сумел разглядеть его в чашке со старым вином, когда читал заклинания. И ещё, у неё золотые волосы. Не из чистого золота, нет. Это образно. Они…
Шут: Они подобны облакам на закате, которые отражаются в голубых глазах озера.
Цаубер (недоумённо): Да! Но как?.. Ты знаешь её? Видел? Где?..
Шут (смеясь и похлопывая чародея по плечу): Здесь. Она пасёт гусей за оградой замка!
Цаубер: Гусей?.. Ну, конечно, гуси! Гусиные перья для письма. Они стояли у меня в стакане, и одно упало, как только я попытался всмотреться в её лицо. Милый Виц, скорее приведи её ко мне! Но помни, ни одна душа не должна видеть, как она войдёт сюда!
Шут (пряча колпак за пазуху): Не волнуйся, я приведу её потайной лестницей.

Шут убегает. Маг бросается к книгам и начинает в них что-то искать.

ДЕЙСТВИЕ 5. Там же. Шут приводит Элизу.

Цаубер: Да-да-да, клянусь всеми звёздами Млечного пути, это она! Садись же, дитя моё!

Маг усаживает Элизу в кресло, она в недоумении смотрит на происходящее.

Цаубер (Шуту): Это она, мой добрый пересмешник! Во всяком случае, сходство поразительное. Но существует одна заковыка, и если мои догадки верны…
Шут: Что ещё?

Маг грозит Шуту пальцем и обращается к Элизе.

Цаубер: Милое дитя, позволь спросить. Нет ли у тебя родинки на правой стороне шеи прямо под ухом?

Элиза убирает волосы и показывает родинку.

Цаубер (потрясает руками): Она есть, есть! Конечно, иначе и быть не могло!.. Дитя, помните ли вы хоть что-то из своего детства? Помните ли, как оказались в лачуге пастуха?
Элиза: Я всегда жила там. А пастух — мой добрый отец.
Цаубер: Приёмный! Только приёмный! А ваш настоящий отец… (Маг роется в бумагах, достаёт из кипы рисунок и протягивает Элизе) Вот он!
Элиза (рассматривая рисунок): Но ведь это… какой-то король.
Цаубер: Именно! Конечно, король! Но не какой-то, а ваш родной отец. А вы — самая настоящая принцесса!
Элиза (она вот-вот упадёт в обморок): Я принцесса?..
Цаубер: Конечно, дитя моё! Я не знаю точно, что с вами случилось, многое мне не удалось рассмотреть. Но то, что удалось, полностью подтверждает мои слова, вы — принцесса! Когда-то давно несчастье постигло вашего папеньку. Разбойниками у него была похищена единственная дочь — совсем ещё кроха. Отец всюду искал её, но безуспешно. И вот теперь вы здесь. Вам стоит лишь приказать, и я исполню любое ваше желание!
Шут: Да расскажи ты ей!
Цаубер: Помолчи.

Шут зажимает рот колпаком.

Цаубер (Элизе): Ну?
Элиза (горячо): Мне бы хотелось, чтобы к принцу вернулось зрение!
Цаубер: Ах, дитя моё! (Шуту): Видишь, Виц, чудеса сбываются!
Элиза: Чудеса?
Цаубер: Конечно! Ибо не бывает жизни без чудес. А чудес без любви. Скажи, полюбился ли тебе принц? Влюблена ли ты в него? Не смущайся и не красней. Говори, от этого зависит многое. Любишь ли ты принца?
Элиза: Да, я люблю его! Полюбила уже давно, когда была ещё совсем девочкой. Я подкрадывалась и разглядывала его, скрываясь в кустах. Я любовалась им, как ребёнок может любоваться красивой игрушкой. Но это было тогда. Потом я выросла, и в груди явилось то чувство, которое зовётся любовью. Но я гнала от себя эту сладость, понимая, что всё напрасно. Но любовь оказалась сильнее меня. Что до этого я знала в жизни? Только луга да гусей. Травы, солнце, лес были моими друзьями, им доверяла я свои невзгоды, с ними делилась радостями и тайнами.
Шут (надев колпак и звеня бубенцами): Ха-ха, сбывается! Предсказание сбывается!
Цаубер: Тише! Ты переполошишь весь замок! А нам нужно придумать, как поступить дальше.

ДЕЙСТВИЕ 6.

Тронный зал. Торжественный ужин. Во главе стола королева, рядом место для принца. Далее восседает Кнорриг, он довольно улыбается. Рядом с ним свободный стул — для Кротильды. Остальные места заняты придворными. Все шумят, и все, кроме королевы, веселы. Звучат фанфары. В зал в сопровождении шута входит принц. Все (кроме королевы) встают и кланяются. Шут усаживает принца рядом с королевой. Вновь звучат фанфары. В зал в сопровождении герольдов входит Кротильда. Шут сообщает об этом принцу, шепча на ухо. Принц встаёт.

Королева: Садитесь, сын мой.

Шут помогает принцу сесть. Королева жестом приглашает садиться остальных. Звучит музыка. Королева подаёт знак, разрешая приступить к угощениям. Ужин начинается. Гости пьют-закусывают, переговариваются, поглядывают то на принца, то на Кротильду. Церемонимейстер стучит тростью и объявляет: «Господин Цаубер, придворный маг!»

Входит Цаубер, но не один, за руку он ведёт Элизу. На Элизе роскошное платье, причёска и т.п. красивости. Всё внимание на Элизу. Музыка нестройно смолкает.

Королева (с неприкрытым удивлением): Кого это вы к нам привели, милейший Цаубер? Откуда взялось это создание? Уж не наколдовали ли вы её?
Цаубер: О нет, ваше величество, мои скромные познания в чудесах уступают в таких вопросах куда более могущественному ваятелю — природе. Ибо кто, кроме неё, способен создать столь прекрасное существо?
Принц: О ком вы говорите? Я чувствую, что здесь; будто с моря налетел лёгкий бриз. Цаубер, кто с вами? Кого вы привели?..
Шут (звеня колокольчиками): Её, ваше высочество, её!
Принц: Её?..
Кнорриг (с шумом отодвигает стул, встаёт из-за стола, швыряя на пол салфетку): Что за идиотские выходки, колдун?!

Публика в недоумении, общее замешательство. Кротильда вот-вот готова проглотить вилку. Шум и шушуканья.

Кнорриг: Замолчите все!

Зал смолкает.

Кнорриг: Ваше величество! Над нами хотят посмеяться! Кто эта девчонка? Откуда притащил её этот сумасшедший старик?
Королева (Кнорригу): Помолчите! (Элизе): Кто вы?
Элиза: Я ещё не знаю, ваше величество…
Кнорриг (он стоит рядом с Кротильдой): Ха-ха-ха, вот это да! Да как она посмела? Это выскочка!
Кротильда: Самозванка?..
Цаубер (громко): Господа, позвольте вам представить принцессу Элизу, дочь и наследницу славного короля Гюта4.
Кнорриг и Кротильда: Принцесса?!
Принц (скучая): Ещё одна?..
Цаубер: Да, это правда, ещё одна. Слышите ли вы, господа, звуки горна?.. Впрочем, ещё слишком далеко. Это король Гют спешит сюда со всей своей свитой! Я вызвал его, послав почтовых голубей.
Принц: Вы здесь все с ума посходили?
Цаубер: Возможно, ваше высочество. Но мне кажется, что и вы были бы не прочь последовать общему примеру! Умоляю вас, молчите и слушайте.
Цаубер (Элизе): Спой нам, милое дитя! Спой ту песню, что пела недавним утром под окнами замка. Смелее!

Элиза поёт. Принц узнаёт голос и встаёт из-за стола. Шут подводит принца к девушке. Принц проводит рукой по её волосам. И вдруг Элиза целует принца. Раздаётся ужасный гром! Блещут молнии! Принц обретает зрение и видит перед собой Элизу.

Принц: Это вы?! Пастушка! О, простите, принцесса Элиза!

Элиза кивает. Принц берёт её за руки. Шут звенит колокольчиками и пляшет. Гости шумно радуются. Кнорриг и Кротильда выходят на авансцену.

Кнорриг (Кротильде): Она тоже принцесса! Какой просак. Что теперь со мной будет?
Кротильда: С вами, остолоп вы этакий?! А я? Что будет со мной? Как я вернусь домой одна, без принца? Без какого-либо вообще жениха! Вы ничтожество, Кнорриг!
Королева (указывая страже на советника): Взять его!
Кнорриг (падает на колени): Ваше величество, умоляю простить меня!

Все хохочут, и королева тоже.

Принц (он держит Элизу за руку): Матушка, позвольте мне решить судьбу господина советника.
Королева: Что вы придумали?
Принц: Матушка, зачем омрачать праздник? Пусть же здесь будет назначена свадьба Кноррига и Кротильды! Ведь он так пёкся об этом!
Шут: Вот поистине королевский поступок! Ура жениху и невесте!

Кнорриг и Кротильда переглядываются и скрываются в толпе. Музыка, радость, смех. Опускается занавес. На сцене остаются Элиза, принц и шут. Основной свет на шута.

Шут:
Расстаться нам, друзья, пора,
но лишь со сказкой, не с любовью,
не смеет острие пера
зарифмовать любовь с «морковью».
И «кровь» не подойдёт сюда,
и «вновь» прогоним смело,
ведь не рифмуется, друзья,
к «любви» без духа тело!

ЗАНАВЕС

пьеса Элиза
¹ от немецкого «knorrig» — корявый.
² от немецкого «rüssel» — свиное рыло.
³ от немецкого «kröte» — жаба.
4 от немецкого «gute» — добро.

Автор: Роман Прокофьев
Фото: Екатерина Мордачёва

comments powered by HyperComments
количество просмотров 526
Система Orphus