Культурный журнал

Легко ли быть Знаменосцем?

поэт  Знаменосец Ира
Как-то в одном из пабликов я увидела стихотворение, где «придуманный кот» читает вместе с хозяйкой Достоевского и Коран, курит взатяг трубку и перемещается то в Алжир, то в «солнечный Ашхабад», то «в затерянный в серых холмах Чешир». И оно показалось мне настолько живым и ярким, что с тех пор я читаю произведения этого автора, с которым и хочу познакомить читателей.

«Пишу стихи, учу историю, пытаюсь стать коммунистом. Имею зеленые волосы. Хорошо умею несмешно шутить», – так говорит о себе Знаменосец Ира. Чтобы узнать о ней поподробнее, я расспросила её о том, что звучит в её стихах: о войне, о любви, о Петербурге и о многом другом.


– Расскажи о том моменте, когда к тебе впервые пришло чувство «я хочу написать стихотворение».
– Я начала писать так давно, что не помню, как это было в первый раз, да и было это в том возрасте, когда такие вещи не рефлексируются.

– Что дала тебе поэтическая школа «Линии времени»?
– «Линии времени» дали мне очень много. Начиная с того, что мне доходчиво объяснили структуру стихотворения, и кончая тем, что меня буквально за руку ввели в поэтическое комьюнити Питера. Я до сих пор благодарна руководителю школы Михаилу Ивановичу Вэю, несмотря на то, что уже давно не была в «Линиях Времени» и сильно изменилась с тех пор, как ходила туда.

– Можно ли назвать тему войны в твоем творчестве ключевой? Почему эта тема так близка тебе?
– Обычно я говорю, что переиграла в войнушку в детстве. ;) Возможно, так и есть. Я всегда была очень восприимчива к таким вещам, серьезно относилась к 9 мая и другим военным праздникам, интересовалась военной историей. Ключевая ли эта тема – да, конечно, не зря я именно Знаменосец. Иногда всю ночь читаю о Гражданской, например, а потом пару дней хожу эээ… с пеплом времен в волосах, и везде мне слышится, образно говоря, гул красной конницы. Иногда бывает жутко, но я не жалуюсь. Война для меня – это такое торжество мотивации. Ситуация, в которой все точно знают, чего хотят и что надо делать. Понимаю, война не всегда такая, но это уже немного другой разговор.

Знаменосец Ира
– Какое место занимает в твоей поэзии Санкт-Петербург?
– Неприлично скромное.) Хотя у меня достаточно стихов, где место действия – это Петербург, но я редко концентрирую на этом внимание. Хотя пара стихов именно про Питер у меня есть. Один про то, что Петербургу на всех наплевать, а другой про то, что он не любит своих людей. Как видно из вышесказанного, место Петербурга в моей поэзии не на пьедестале, ) Хотя я и люблю его – это как раз заметно по тем текстам, где Питер – это фон, многие мои герои любят Питер больше, чем я.

– Кто для тебя является ориентиром в мире поэзии? Кого из современных (или несовременных) поэтов или писателей ты бы могла посоветовать к прочтению?
– Дмитрия Быкова, определенно. Я не то что считаю ориентиром, я фанат. Очень советую. А больше ничего советовать не буду, потому что мои вкусы в современной поэзии очень субъективны, а в несовременной – очень стандартны. Разве что есть такая малоизвестная поэтесса Argentum, она же Алексеева Елизавета, ее вы без меня вряд ли найдете.

– Как человек, знающий и любящий историю, скажи: какой бы ты хотела видеть Россию? Что, быть может, ты хотела бы изменить в истории нашей страны?
– Вот менять в истории я бы точно ничего не стала. Все мы читали Брэдбери и знаем, что бывает, если раздавить бабочку где-то в прошлом. ;) Я хотела бы видеть Россию процветающей страной с высоким уровнем жизни и образования у широких масс населения, страной многонациональной и гордой этим, страной научного прогресса и великой литературы. И мне кажется, что все у нас получится.

– Ты как-то говорила, что для того, чтобы показать себя более-менее приличным поэтом, не стоит писать любовную лирику. А как всё же писать о любви так, чтобы это трогало?
– Я говорила о том, что есть такое ошибочное представление. Откуда оно берется? Любой юнец, в третий раз вышедший на сцену, скорее всего, читает про любовь, и наверняка это плохо. И никому не хочется, чтобы его считали юнцом от стихосложения. Поэтому, как только человек начинает что-то в поэтической тусне понимать, он пытается от этого образа отдалиться, но почему-то делая своим врагом не только плохое качество стихов, но и любовную лирику. Стыдно признаться, но я сама с этого начинала. А те, кто решился писать про любовь, начинают лезть из кожи, чтобы показать: «Нет, у меня не та пошлая любовь, про которую пишут любовную лирику, у меня что-то космическое!» Да-да, супер, оно космическое, я верю, но по сути там что? А суть, разумеется, никто не раскрывает. Любовь прекрасна сама по себе и меньше всего нуждается в дополнительных очках по шкале особенности. Писать о ней очень сложно. А значит – это занятие, заслуживающее уважения. Если говорить о том, как писать о любви, чтобы получилось хорошее стихотворение, то ответ прост – так, как будто вы пишете хорошее стихотворение на любую другую тему.

– Как тебе даются выступления перед публикой: ты волнуешься, или энергия зрителей тебя вдохновляет, и ты готова читать стихи часами?
– И то, и другое. Мало людей, которые ни на грамм не боятся сцены, и я точно не из этих. Энергия зрителей меня вдохновляет, а если её нет, меня вытаскивают уже сами тексты. На хороших выступлениях я погружена в произведение, и материал становится важнее реакции зала. Если я читаю про Витуса Беринга, то должна думать про него, а не про то, что боюсь сцены. Стихи я готова читать часами, да. И делать к ним получасовые вводки тоже люблю. А ещё я божественно косячу на сцене: забываю текст, запинаюсь, увожу свой монолог куда-то не туда. Это лучшая часть моих выступлений, я считаю.

– Твои читатели видят в тебе творческую и необычную личность, а какая ты как человек? Какой чай любишь, например?)
– Вот честно, не знаю, что видят во мне читатели. Я не выдумывала образ часами, а слегка докрутила то, что есть. Точно скажу, что как человек я более чувствительная. Меня достаточно легко обидеть, задеть. Я плохо переношу критику, с этим борюсь, поэтому, как раз таки, скрываю. У меня бывают достаточно страшные истерики часа на два, и это не то, что знают мои читатели. Возможно, эта моя чувствительность очевидна для зрителей и читателей, а может, они видят меня комиссаром в юбке. Даже нет – я точно знаю, что часть людей видит во мне этот оголенный шнур, а часть – никогда не увидит. И это нормально.
Чай я вообще не то чтобы очень люблю, пью по инерции, хотя иногда попадаются вкусные сорта. Кофе тоже не люблю. Страшный я человек, да?

– А какие люди тебе интересны?
– Это хорошо видно по стихам как раз: те, кто хорошо знает, чего хочет, профессионалы, ищущие. Мне вообще все интересны: я иногда ловлю людей на улице и говорю с ними, просто потому, что человек меня заинтересовал и не нужно каких-то особых признаков. Интересен и важен совершенно любой человек, поэтому если мне захочется уделить кому-то внимание – я не буду выискивать «свой тип».

Знаменосец Ира
– Как-то в своем паблике ты запустила проект «#Ира_пишет_про_людей». Сложно ли было писать стихотворение о человеке/для человека, ориентируясь лишь на его страницу в сети?
– Сложно, но можно. Кстати, проект не окончен, я еще напишу определенное количество текстов. Но вообще часто у людей на странице ни одного слова от себя и про себя, сплошные репосты и из личного – только фото. С этим сложно работать, но сталкерить я умею, поэтому через полчаса обычно нахожу либо несколько постов с мнением, либо ссылку на твиттер, тамблер или другую площадку, более располагающую к выражению мнения. А дальше – дело техники и желания.

– Ну, и в завершение: что ты можешь сказать читателям о том, почему поэзия важна и актуальна в 21-м веке, почему так важно читать хорошие стихи?
– Пусть читатели почитают хорошие стихи, а потом сами расскажут – нужно ли им это. Я без поэзии просто не выживу, для меня это способ взаимодействия с миром, его познания. Я читаю стихи, когда хочу что-то пережить, когда хочу вспомнить или рассказать что-то важное. Стихи многофункциональны, вы заметили?) Очень советую всем попробовать почитать стихи хором – это очень здорово эмоционально сближает.
Как объяснить актуальность поэзии в 21-м веке, я не знаю, но вижу ее. Помните, я говорила, что иногда просто знакомлюсь с людьми на улице? Знаете, я часто читаю им стихи и вижу отклик. И нет, не только среди богемы – я читала стихи программистам, мне читали стихи рабочие в Девяткино, я разговаривала о Пастернаке с механиком. Поэзия нужна людям, достаточно поговорить с ними, чтобы понять это. Попробуйте впустить поэзию в свою жизнь и, возможно, вы со мной согласитесь. Возможно, вы уже согласны со мной.


Познакомиться с творчеством Знаменосец Иры можно на ее творческой страничке


Автор: Ирина Ерлашова
Фото: Роман Шампаров

comments powered by HyperComments
количество просмотров 347
Система Orphus