Культурный журнал

Малуша. Глава VI

Малуша, глава 6, Анна Штейн
Пряха Неврев Н.В.

Читать Главу 1
Читать Главу 5

Глава 6

У Бажены — праздник. Первый раз выбрали хозяйкой на вечерки, а дом их — для собрания. Три дня Малуша мышкой по избе бегала — где печь скоблить надо, где пол подмести, где душистые травы развесить. Только и успела, что Баюну, нетерпеливо бьющему себя хвостом по бокам, кивнуть — мол, приду скоро, приду. Знала девица, что не в светелку за прялку ее позовут, а на сеновал ночевать отправят. А то и в камору запрут — чтобы не мешалась. Больно уж злилась Бажена, что Златозар обещал на Купалу приехать, с дядькой сговор сговаривать, да не за нее, старшую да красивую, а за Малушу, «кикимору неприметную». Так лучше на сеновал, а уж оттуда — к Ярине, за Баюном идти, улыбаться, полотно будущего рушника к себе прижимать да вышивку придумывать. Чтобы и у Малуши — как у всех… Как у всех…

И правда — ждет ее кот под амбаром, спешит, к кошке, видимо, торопится, но и девице медлить не хочется. Авось увидит кто. Иль позовет. Или прислуживать надо. Только мысли уже там — в избушке, в красном углу, рядом с улыбающейся Яриной.

У крыльца они и встречаются — Баюн татем исчезает в тени деревьев, и скоро слышится его призывный, торжествующий мявк. Ведьма смеется и отступает, приглашая гостью войти.

В избушке пряно и дурманяще пахнет травами — весь стол завален ими, только место в красном углу оставлено свободным, Малуша понимает — для нее.

— Не умею я вышивать, да и ткать никто не учил. А вот с хозяйством своим разобраться надо бы. Вечерки ведь и нужны для того, чтобы каждый своей работой занимался… Да для загадок, песен, разговоров, — объясняет Ярина.

Малуша кивает в ответ и аккуратно раскладывает принесенное шитье.

— Посидим немного, поработаем. А как совсем стемнеет — полакомимся тем, что Игнатий Кузьмич оставил. Больно уж он старался, колдовал над печкой. Видно, ждет нас снедь неописуемая, — улыбается ведьма и присаживается за стол.

Тихо было сначала — пока Ярина травы раскладывала да ловко связывала их в одном ей известном порядке, а Малуша тихонечко намечала узор. Но только вздохнула гостья, как хозяйка за порог, закричала по-птичьи, трелью залилась, а в ответ — крыльев шум и ответная трель. Возвращается ведьма, улыбается, а за окном — журчит песня, звенит, переливается.

— Кто это там? — спрашивает Малуша, и даже не пугается уже — привыкла.
— Посмотреть хочешь? Пойдем, покажу.

И идут они из избушки, глядь — а на крыше три птицы-сирин сидят и соловьями заливаются, крыльями всплескивают да лукаво на девиц поглядывают. Залюбовалась Малуша, заслушалась. И не страшные они совсем, и Ярина рядом.

— Что же, ты их сюда позвала? Для вечерок, да? Для… Меня, да? — говорит гостья, а в глазах слезы стоят.

Перепугалась ведьма, взгляд тревожным сделался, на сиринов глянула, так они тут же молчат. Лицо потемнело у Ярины, только руку подняла, чтобы прогнать певуний, как Малуша ей на шею бросается, плачет и шепчет благодарно:
— Никогда, никогда никто мне празднеств не устраивал. А чтобы так, чтобы еще и позвать кого-то… Сирины… Их же не видел у нас никто, а я-то… Мне-то… Поют еще…

Плачет Малуша, и вдруг на голову ей опускается рука ведьмы и поглаживает, ласкает, как мама бы ласкала. Так думает Малуша, и оторваться от Ярины не может, и плакать перестать не может.

Вновь тихонько запели сирины, и только они видели, какая мука была написана на лице у ведьмы.

Читать Главу 7

Автор: Анна Штейн
Иллюстрация: картина «Пряха», Н.В. Неврев

comments powered by HyperComments
количество просмотров 587
Система Orphus