Культурный журнал

Нахочка

нахочка

Димант Наум Моисеевич фото

Димант Наум Моисеевич
10.09.1921г. — август 1941г.

Урож.: г. Новосибирск. Призван Томским РВК, Новосибирская обл. Мл. сержант. Место службы: Львовская обл. п/я 10/1. Пропал без вести (погиб в бою) 08.1941. /ЦАМО, ф.58, оп.18002, д.730/

Про своего двоюродного дедушку Наума, старшего брата моей бабушки Зины, я слышала с детства. Она называла его «Нахочка», уменьшительно-ласкательное от Нахман, как звучит имя Наум на еврейском. Бабушка произносила «Нахочка» и сразу же начинала плакать. Рана ее сердца не могла зажить и не зажила никогда. Наум, любимый братишка, гордость и надежда семьи, погиб в августе 1941 года, на Великой Отечественной войне…

С Нахочкой было связано самое лучшее, что бабушка видела в своих детях, а после — и во внуках. Явные способности к математике у двух ее сыновей были продолжением исключительного математического таланта Наума, неоднократного победителя школьных олимпиад, гордости школы. Любовь к шахматным баталиям и составлению композиций и этюдов у моего папы Кости всегда считалась унаследованной от дяди Наума, призера Всероссийского шахматного конкурса, чьи этюды и задачи публиковались в центральных газетах и журналах. Все лучшие человеческие качества — доброта, сострадание, тактичность, ответственность, благородство — по словам бабушки, составляли характер ее любимого брата, и именно эти качества она старалась воспитать у своих детей и внуков.

Я никогда не подвергала сомнению то, что Наум был очень хорошим человеком, но все равно думала, что бабушка в своей бесконечной любви немного преувеличивает достоинства брата. И хотя никогда не спорила с ней, но относилась к ее благоговейным воспоминаниям довольно снисходительно.

— Ах, Манечка, как ты играешь! — восторженно восклицала бабушка, еле уговорив меня сыграть на пианино перед гостями.
— А как Нахочка любил классическую музыку! Он был бы так рад, если бы услышал тебя!

И начинала плакать, чем немало смущала меня. Поэтому я не очень любила играть перед ней…

На Наума пришло извещение «пропал без вести», и его родители, прадед Моисей и прабабушка Маня, пока были живы, всеми силами пытались его найти, делая запросы, куда только можно, но ответа не получали… Его сестра Зина — моя бабушка, ее муж — мой дед Миша и младший брат Израиль, вернувшийся с войны, а после и их дети продолжали поиски. В том числе делались запросы и в Томский Университет, чтобы узнать о Науме хоть что-то новое, ведь до призыва в армию он проучился там год, на физико-математическом факультете. Но и из Томска приходили стандартные ответы-отписки, что «сведениями о запрашиваемом не располагают».

Уже после кончины бабушки и деда папе неожиданно позвонила женщина, которая представилась заведующей Музеем Томского Университета, и объяснила, что собирает материал для публикации Книги Памяти о студентах ТГУ, павших в боях во время ВОВ. Она попросила дать ей письма, которые Наум присылал родным, его фото, причем оригиналы, чтобы разместить в музее. Но эти письма и фотографии, как ниточка, соединяюшая живых с усопшими, бесконечно дороги тем, кто остался, и папа ответил ей отказом. При встрече он передал ей копии документов, зав. музеем уехала, а папа стал ждать результатов ее визита.

И вот, через год или больше ему пришла почтой посылка с книгой. И в ней была глава, посвященная Науму Диманту. Папа прочитал книгу и принес ее мне. И я нашла страничку, где написано про Наума, уже ставшего для меня семейной легендой.

Там было его фото, которого я не видела прежде — совсем молодой, в буденовке, он смотрел на меня, далекую свою родню, двоюродную внучку. И я смотрела на Нахочку, любимого бабушкиного брата, такого родного и близкого, как будто наконец дождалась его с войны…

А потом я начала читать его письма, написанные семье, родителям и сестре, и начала плакать, как моя бабушка Зина… Плакать от соприкосновения с красотой души, с немеркнущей любовью, с благородством и чистотой, которые я почувствовала даже в этих четырех письмах, адресованных не мне… Но и мне они адресованы, ведь я — плоть от плоти этой семьи, и как же благодарна Богу, что у меня были такие родные…

Вечная память павшим в боях за Родину, за счастье своих близких… А я, как всегда, верю, что все они живы у Господа и молятся о нас там, так же, как мы о них молимся тут… Ведь любовь никогда не исчезает…

Фронтовые письма Наума Моисеевича Диманта своим близким

23.03.40г., г. Кемерово

Здравствуйте, дорогие мама, папа, Зина и Израиль!

Прежде всего, как твое здоровье, мамочка? Надеюсь, что ко времени получения этого письма ты будешь дома. Этой операции, конечно, надо было ожидать. Но теперь я очень и очень прошу тебя, чтобы ты оберегала свое здоровье. Если ты будешь здорова, то и мне здесь будет хорошо. А у меня сейчас все в порядке.

Недавно получил письмо от Веры Карелиной. Вместе с вашим письмом получил письмо из Иркутска от Вовки Кудрявцева. Пишет, что устроился хорошо. Чувствую себя прекрасно. Снова умываюсь два раза в день до пояса холодной водой. Занимаюсь… со своим отделением зарядкой. В тот выходной был в городе с ребятами. Зашли в фотографию, я снялся. Как будет карточка, то я вышлю.

Зина! Ты молодец, конечно. Я очень рад, что ты не растерялась и взяла хозяйство в свои руки. Теперь насчет школы. Я не хочу слышать ни о каких бухгалтерах или экономистах. Ты должна окончить 10-летку и поступить в институт. Ведь ты молода, а для молодости нет ничего невозможного. Вот мы, например, занимаемся 12 часов в день. А все-таки ребята находят время и поиграть на баяне или балалайке. Я, например, играю в шахматы и пишу письма. Все мы веселы. Если тебе все-таки трудно, больше занимайся. Решай больше задач, обращайся к преподавателям. Помни, Зиночка, что школа — это самое чудесное время все-таки… я только сейчас это понял.

Через несколько минут идем в поход. Хочу быстро отправить письмо. Я уже писал вам, что ходили на 20 км. Сегодня пойдем по тому же маршруту. Но если тогда мы ходили без всяких принадлежностей, то сегодня пойдем с винтовками, противогазами. Большое спасибо от меня всем, кто помогал у нас дома, когда мама была в больнице. Братец, жду от тебя писем ещё. Пиши только больше о себе. Ну, будьте здоровы! Передавайте всем привет. Ваш Наум.

08.02.41г., г. Залещики

Здравствуйте, дорогие мама, папа, Зина, Изя! Эту неделю я был сильно занят и все не мог написать Вам. Сегодня вот пишу, потому что завтра выходной.

Просьбу твою, мама, выполнил. Справку посылаю. У меня ничего нового не случилось… Ты писала мне, мама, что у меня письма короткие. А скажите, откуда им быть длинными? Я все такой же, как год или даже 2 года назад. Курить я за это время не научился, с девочками гулять — тоже не научился, чем же я могу Вас порадовать? Недавно я получил письмо от Хавы. В этом письме собственноручно писал Хонка? Интересно! Тетушке я тоже ответил. Завтра начинается, как вам должно быть известно, всеармейский лыжный кросс. Так как лыж у нас нет, то проводить его будем на ногах. Интересно, как оно получится?

И еще хочу сказать о следующем. Я никак не могу разучиться играть в шахматы, хотя шахмат пока у нас нет. Я внимательно изучаю и переписываю редкие шахматные отделы в журналах, которые мне иногда попадаются. Вот поэтому я хочу попросить Вас выслать мне 2-3 журнала «Шахматы в СССР» (не из тех, конечно, которые лежат у меня дома или должны лежать, а из тех, которые я ещё не видел). Вот пока и все. Пишите, как живете, работаете, учитесь. С приветом, с лучшими чувствами и пожеланиями к вам. Ваш Наум.

13.04.41г., г. Залещики

Здравствуйте, дорогие мама, папа, Зина, Израиль! Получил от Вас два письма подряд. Это большая радость для меня. Тем более, что в заказном письме Вы выслали мне карточку и справку. Меня очень трогает ваша заботливость обо мне. И минутами мне кажется, что я не стою ее.

Зина пишет, что когда получаете от меня письмо, и папка идет домой с работы, то она не может дождаться, пока он зайдет в дом, а кричит ему в окно… Мне прямо не по себе стало, когда я читал это место.

Мама, ты просишь меня писать чаще письма. Поверь, мамочка, что часто писать совершенно не о чем. Много времени пройдет, и то думаешь, что ты такое написать, чтобы читать не скучно было? Если уж так хотите, я могу писать, ну, например, каждые три дня. Давайте… И пусть это письмо будет первым… Так сказать, «по расписанию». Такую крайнюю меру я вынужден применить потому, что вы начинаете меня уже разыскивать. Помню, вчера, когда принесли почту, все побежали к тумбочке дневального. Оттуда уже бегут курсанты и кричат мне, что, мол, товарищ младший сержант, Вам письмо! Только я взял письмо, как кричит Чебаков: «Наум, тут еще одно твое письмо, только оно мне адресовано!». «Какую ты чушь несешь, Николай, — отвечаю я. — Как же это мое письмо может быть тебе адресовано?». Через минуту все выясняется. Оказывается, родители меня потеряли, и через Чебакова хотят вновь обнаружить своего сына! Ну и посмеялись мы с ним. Зинка! Ты настойчиво спрашиваешь меня, когда я домой приеду. На этот вопрос, видишь ли, не так-то легко ответить. Ну, откуда я знаю, когда домой приеду? Можно, однако, предположить, что если летом у нас будут испытания и если я сдам их, то осенью поеду домой. В противном случае… ещё один год. Вот так с этим вопросом.

В моей жизни ничего нового не произошло. По-прежнему учусь. Начал помаленьку заниматься физкультурой… Однако ничего. Главное, чувствую себя хорошо… Вообще, как в песне поется: «Он был профан в делах любовных. Зато и молод, и силен!». Я кажется, перепутал слова, ну да Вы, надеюсь, простите меня. Теперь у меня просьба к Вам. Вы тогда их в посылке прислали бритвочки. Так вот, пришло время ими бриться. Достать их здесь не имею возможности, а бриться приходится каждые 2-3 дня. Поэтому прошу прислать мне штуки 3 в письме. Ну, пока, кажется, и все. Желаю всем быть здоровыми. С приветом! Ваш Наум.

02.05.41г., г. Залещики

Здравствуйте, дорогие мама, папа, Зина, Израиль! Вы что, совсем мне писать не желаете? Я письмо за письмом шлю, а от Вас ни ответа, ни привета. Интересно получается! Не иначе как есть причина задержки, но какая — ума не приложу. Вчера праздновали 1-е Мая. Участвовали в параде. Вечером был в кино. Сегодня погода испортилась. Моросит дождь. В клубе вечером должна быть самодеятельность, но мне, пожалуй, посмотреть не придется, потому что заступаю в наряд. Пока заканчиваю. Ещё раз прошу писать, как живете, как учитесь. Тебе, Зина, скоро испытания сдавать? Пиши. Как у тебя, браток, учеба? Тоже пиши. Чувствую себя хорошо. С приветом, Наум

Письма и фото опубликованы в книге «Подвиг их бессмертен», Томск, 2010 г.

Автор: Марина Куфина
Фото предоставлено автором

comments powered by HyperComments
количество просмотров 238
Система Orphus