Культурный журнал

Поэзия без вдохновения

2
Мы привыкли считать поэзию такой стихией, которой человек управлять не может. Вдохновение находит своего автора, и тот создаёт стихи. А что получится, если перевернуть этот процесс, пустить его вспять? Этим вопросом вплотную задались минские энтузиасты, во главе которых стоит подающий не только надежды, но и многочисленные плодовитые идеи поэт Юрий Корзун.

photo09432065856

Итак, если автор теперь не ждёт, пока на него снизойдёт вдохновение, то что же ему делать? Писать без вдохновения, принуждая себя. Желающим поучаствовать в таком творческом эксперименте выдаются разные задания. Абсурдность заданий напрямую зависит от тематики вечера или личного везения участника. Началось всё с написания стихотворения, содержащего слова с неприхотливой рифмой: «кино», «вино», «окно». И поехало… Голый кактус, армейская дедовщина, «дифференциация погодных условий по национальному признаку», борода заряжающая и разряжающая, зачёркнутый динозавр, звуки капающей воды — гадать о том, что произойдёт дальше, бесполезно. Участники и слушатели уже давно усвоили, что насильная поэзия — не для слабаков.

photo72395694

Чтобы все, кто испытал «искусство через боль» (как гласит девиз этой поэтической формации) могли показать себя, а желающие могли увидеть результаты мук творчества, были организованы Вечера Насильной Поэзии (или ВНП). Хотя, возможно, они были созданы, чтобы было место, где можно соприкоснуться с современной поэзией и не умереть от скуки. Все стихи, которые были презентованы на вечерах, хранятся в летописи ВНП. Многие из них — в виде аудиозаписей. Для истории сохраняются и фотографии практически с каждого заседания. Но и они не могут передать всего, что происходит во время выступлений поэтов.

photo9230423654

Для того, чтобы получить задание и показать себя в нелёгком деле насильной поэзии, не обязательно находиться в пределах Минска. Достаточно получить задание у Юрия Корзуна, написать стихи и прислать свою аудио/видеозапись с их исполнением. Или же просто выслать тексты, которые попадут в добрые руки и будут прочитаны с надлежащим старанием. Известен прецедент, когда участник вечера выступал удалённо, читая свои стихи по телефону. Также все желающие, независимо от участия в основной программе, могут показать себя в конкурсе плохих стихов. Лучшее или худшее стихотворение вечера выбирается путём простого голосования — все присутствующие отдают свои голоса за понравившиеся работы. Хочется отметить, что результаты получаются вполне объективными.

Явление насильной поэзии интересно ещё тем, что основное внимание уделяется практике, а именно — творческому поиску, эксперименту. В таких экспериментах прошёл целый год, а затем, на десятом юбилейном заседании, прошла презентация сборника Вечеров Насильной Поэзии и их манифеста.

photo920234654

Манифест насильной поэзии

1. Никакого вдохновения!
Вдохновение — субъективно, насилие — объективно.
2. Выполняй задания!
Отказ от собственных переживаний позволяет выйти за рамки своего «я» и пережить абсолютно новый опыт.
3. Страдай.
Страдания закаляют талант.

photo024682354

Задания, предлагаемые участникам, имеют широчайший спектр. Иногда поэту кажется, что, написав про странное семизначное число или втиснув в одно стихотворение слова «интерполяция», «задача Коши» и «товарищ Назаренко», он постиг суть творческого процесса и достиг неимоверных высот. Но потом он получает следующее задание. И в попытках описать звуки, рисунки или суть несуществующих явлений и своих чувств по этому поводу рождаются насильные стихи. И, может быть, через принудительное изменение обычного порядка создания стихов авторы могут вывести свои работы на новый уровень. Ведь что такое поэзия, как не бесконечное разрушение границ и стереотипов?

photo03258845

Стихи участников

Юрий Цветков

Мой друг Андрей был сисадмин
В его-то сорок два,
И часто ныл, что невезуч,
И пьянствовал в дрова.
Ещё косил на левый глаз
И не имел детей,
Штаны в носки он заправлял
И так встречал гостей.

Он мог бы долго так прожить,
Судьбу свою кляня,
Но как-то раз в дождливый день
Он повстречал коня.
И был приветлив с ним тот конь,
И руку протянул,
И в глубине раскосых глаз
Андрюха утонул.

«Я знаю, — молвил конь ему, —
Ты здесь совсем никто.
Ускачем же со мной в луга,
Возьми моё пальто!»
«Конечно да!» — вскричал Андрей,
От радости дыша с трудом.
Не взяв и щётки для зубов,
В ту ночь покинул дом.

С тех пор минуло десять лун,
Ни строчки от него.
Но как-то раз в дождливый день
Я получил письмо.
Писал, что стал совсем простой,
Как кот или плотва,
А как там сетку провести,
И помнит-то едва.

Что здесь работа, дом, тоска
И в общем всё не то,
А там он скачет по лугам
В сверкающем пальто,
Что пьёт там из ручьёв и ест
Лишь семки и траву.
Писал, что, дескать, за коня
Любому пасть порву.

К письму он фото приложил,
Где синий небосклон
И фоном луг, и на лугу —
Андрей, и рядом — конь.
И шлют воздушный поцелуй
Сквозьрасстояний даль.
И лет не больше тридцати
Андрею я бы дал.

И пусть вы скажете: позор,
Хиппарство, детский сад —
Прочтя андреево письмо,
За друга был я рад.
Столь мощный в жизни поворот
Растрогал именя.
О том жалею лишь, что сам
Не повстречал коня

(Заседание №9, задание: расстояния, семки, поцелуй)

Дана Корсик

Ужасно жарко. Боль и теснота.
Провалы в сон и сломанные ногти.
Урчание пустого живота.
Колени, локти.

Вонючий пот. Кровавый капилляр.
И жирный прыщ на чьём-то подбородке.
Тягучий ад, агония, кошмар.
Большие тётки.

Я Прометей, терзаемый орлом.
И что-то сбоку давит мне в ребро.
Ещё чуть-чуть — и будет перелом.
Люблю метро.

(Заседание №8, задание: ноготь, орёл, сон)

Наталья Анлимова

Наш шкаф всемирно тесен.
Ты правишь десять лет.
Неуж толпе известен
последний твой скелет?

Грядущий нефтекризис
маячит впереди,
без стычек и коллизий
не правил ни один.

Вот Ленин чуял вектор,
работал, а не ныл,
производил электро
-фикацию страны.

Он всенародно тлеет
на мраморном столе.
С чего б он в мавзолее,
не преданныйземле?

С того, что вызнал лично
и изменил судьбу:
источник электричеств —
вращение в гробу.

— У деда на допросе
сам Сталин был, а то!
И крутится Иосиф,
и производит ток.

Вращается Гагарин,
горит светодиод,
и кабель убегает
на авиазавод.

И Пушкин, с виду хилый,
кружится, сукин сын,
и сервер со стихирой
хреначит как часы.

К чертям психоанализ,
на фрейдовом движке
летят на Марс канальи
в ракете-челноке,

а мы вроссийских буднях
церквей, лаптей и щей
тихонько греться будем
энергией мощей.

Что ваша древесина —
хоть липа, хоть сосна —
гореть им не по силам,
лишь видимость одна.

Конец придёт и нефти,
и газу, и углю.
Ты говоришь: «А нефиг!
Я все восстановлю».

Народ дрожит и внемлет,
предатели — молчат.
Ты зарываешь в землю
сухого Ильича.

Крутись, вращайся, Ленин!
Энергию вождя
для многих поколений
легко произведя.

Ты вновь покажешь силу,
добьёшься похвалы,
и защитишь Россию
от нефтяной иглы.

(Заседание 7, задание: серьёзный стих про Ленина, некрофилию и психоанализ)

Юрий Корзун

ОПА!!!

Двадцать три! Тридцать два!
Двадцать три! Тридцать два!
Тридцать два! Двадцать три!
Тридцать два! Двадцать три!

Двадцать три, и во рту тридцать два.
Тридцать два, и во рту двадцать три.
И грядущее видно едва
в тридцать два, когда мне двадцать три.

Двадцать три и я скоро уйду
Тридцать два и я скоро в годах
Двадцать три я на сковороду
Тридцать дваи я сковорода.

Двадцать три и я скоро вОда
хороводы водить с завода
тридцать два и печали полон
и наполовину АпОллон.

А полон, а полон, а полон ли я?
А полон ли Аполлон Апполинария?
Исполин Апполинария наполовину полон
Аполлоном, наполовину рискован, а поэтому
раскован.

Раз кован, два кован,
три кован, и ещё раз
Подкова на счастье
лошадь на сглаз.
А кто тебя с лошадью вёз в загс?

Пальто в подарок на свадьбу.
За такой подарок послать бы,
за то что в щедрости мелки,
но неподписан. Копытом не с руки.

Копытом есть руки
не удобнее чем руками копыта
человек безрукий
булкой сдобной запытан.

Ну он-то да-то, а мы-то?
А мы-то как он, вместо рук копыта,
вместо копчика хвост, вместо морды морда
иииииигого! восклицаем гордо.

игогоигагаигугу
пасутся кони на лугу
не пускают человека на луг кони
коням со своими конями спокойней

коням с конями, лошадям с лошадьми
а вы, люди,
ТАК БУДЬТЕ Ж ВЫ ЛЮДЬМИ!

Скачите, люди-лошадки, галопом!
Жизнь проскачет —и ОПА!!!

(Заседание №6, задание: 23 и 32)

Дарья Милеева

НЕДОУМЕНИЕ

Умирают люди.
Не расплатившись за такси
Не выплатив кредит
Опоздав на встречу.
Так и не разлюбив.
Умирают
Не подготовившись
Не постирав бельё,
Не купив хлеба,
Не дописав диплом.
Не закрыв глаза
Никого не спросив
И даже не извинившись.
За то, что остались
Надобностью что-то делать с телом
Своими фотографиями
Наследством
Творчеством
И таким глупым
Чувством потери.

(Заседание №3, задание: photo9943578744)

Дарья Радабольская

В одном маленьком городе из пластилина
Жили маленькие пластилиновые человечки.
Кто-то из них торговал бензином,
Кто-то из них рифмовал словечки.
Кто-то всю жизнь ничего не делал,
А кто-то с головой закопался в науку.
Их дети на асфальте рисуют мелом,
Пачкаяпластилиновые руки.
И когда нарисуются вдоволь
и испачканные придут домой,
мамы их пластилиновые недовольные
будут отстирывать грязи слой.
Пластилиновые бабушки пекут печеньки,
чтобы внуки кушали их с чаем.
А потом будут жарить семье гренки
под радио и пластилиновой собаки лай.
ТВ-тюнеры настраивают папы пластилиновые,
Чтобы с семьей кино посмотреть
Про шпиона Бонда неуловимого.
И нет времени отдохнуть присесть.

А какие у вас миры есть,
когда так скучно одному летом?

(Заседание №2, задание:ТВ-тюнер, пластилин, печеньки)

За подробной информацией Вы можете обратиться сюда: Вечера Насильной Поэзии.

Автор: Дарья Краева
Фото: архив ВНП

comments powered by HyperComments
количество просмотров 508
Система Orphus