Культурный журнал

Птичий ключ. Часть VII, заключительная

Птичий ключ, часть 7, рассказ Тоси Пересмешника

Читать Часть 1
Читать Часть 6

Часть 7

Она сдержала своё слово. Всё последующее время моя спасительница (к слову, я узнал, что её звали Тикки) только и делала, что ухаживала за мной: кормила, лечила, часто сидела рядом и слушала мои истории или рассказывала о своей жизни.

Она жила здесь, как ей казалось, всегда. Вокруг всегда был холод, на ветках всегда лежал снег, а на этом месте всегда стоял шатёр из звериных шкур.

Еду Тикки доставала тоже всегда одинаково. С задней стороны жилища находился маленький загон, где жили пухленькие мохнатые животные. Они давали молоко и очень быстро плодились. Резать зверёнышей было для девушки совершенно привычным делом.

Кормились животные неведомыми мне плодами, которые девушка находила зарытыми в снег. Удивляюсь, как я сам на них не наткнулся в своём пути?..

Со временем я стал поправляться. Я уже мог вставать, даже немножко ходить… Тикки помогала по мере сил. Всё время она находилась рядом со мной. Очень скоро я влюбился в эту девушку.

— Так ты шёл вверх, чтобы найти этот таинственный «птичий ключ»? — спрашивала она.
— Да. Я шёл за ним.
— И что же, только ради него ты терпел все трудности и невзгоды?
— Да. Ради него.

Мы с Тикки много разговаривали. Постепенно мы сблизились с ней настолько, что я как-то и не вспоминал о том, что скоро мне придётся покинуть её.

Время шло, травмы мои заживали. Девушка обучила меня некоторым премудростям своей жизни, и мы вполне успешно вели хозяйство вдвоём. Я уже очень давно не чувствовал себя так хорошо, однако…

Однажды я прогуливался по окрестностям, собирая плоды в снежных сугробах. Я зашёл довольно далеко от жилища и собирался уже вернуться обратно, как вдруг внимание моё привлекла одна ветвь. Она странным образом изгибалась и тянулась вверх. Проследив за ней, я увидел, как от основного столба ответвляются ветки поменьше, сплетаются с ветками другого ствола, тянущегося откуда-то издали…

Я смотрел и не верил своим глазам. Это был путь к верхним ярусам. Тот самый путь, который я так долго искал и отчаялся уже когда-либо обнаружить.

Радости моей не было границ!..

Как угорелый нёсся я к шатру Тикки, чтобы сообщить ей счастливую весть. Однако девушка совсем не разделила моего восторга.

— Путь наверх?.. — задумчиво переспросила она. — И что?..
— То, что я так долго искал! Та самая лазейка, я знал, что она существует!
— Ну и что теперь?! Ты бросишь меня?!

Я вдруг заметил, что она вся трясётся, а в глазах её стоят слёзы.

— Ч-что?.. Нет, я…
— Да, ты собираешься меня бросить! — она отвернулась. — После всего, что я для тебя сделала!
— Нет, нет, что ты!

Я понятия не имел, что мне нужно было делать и что говорить. Всё, чего мне хотелось — чтобы она не расстраивалась, я был не в силах слышать плач любимой девушки.

Я подбежал к Тикки и неуклюже её обнял. Она уткнулась мне в плечо. Так мы молча и стояли. Затем она, успокоившись, выскользнула из моих рук и вышла из шатра.

Перед сном мы больше не разговаривали.

На следующий день всё было так, будто ничего и не случилось. Но я ощущал, что жизнь не будет прежней. Чувство противоречия сжигало меня изнутри.

Я вспомнил про Птичий Ключ. Лестница в мечту тянула к себе, и сила этого притяжения с каждым днём увеличивалась. Но я не мог, просто не мог бросить Тикки!

Решение пришло неожиданно.

— Давай пойдём туда вместе! — возбуждённо предложил я девушке. — Оставим дом, полезем ввысь, к вершине Древа!..

Но моя идея лишь разозлила Тикки.

— Это мой кров, моя родина! Я не брошу её из-за каких-то иллюзорных мечтаний! Да и как ты думаешь, я что, должна карабкаться по веткам?! Ты хочешь, чтобы я упала и сломала себе шею? Это только ты без проблем за любые выступы цепляешься!

Все мои уговоры, все предложения и попытки прийти к компромиссу встречали категорическое «нет». Тикки была непреклонна.

В конце концов она заявила:
— Если ты меня любишь, ты останешься здесь, со мной.

Я был разбит. Разбит и подавлен. Мне еще никогда не было так плохо. Даже когда я лежал на земле и рыдал, не в силах покорить первую ветку. Даже когда я бежал, раненый, не разбирая пути, от коварных людей… даже когда умирал от холода и отчаяния.

Сейчас мой путь был предо мной. Открытый и совершенно ясный. Сквозь множество заснеженных веток отчётливо просвечивало небо: иногда светлое, иногда тёмное. Где-то там был Птичий Ключ. Мой Птичий Ключ…

А я не мог идти к нему. Я любил Тикки.

Долгое время ходил я грустный и молчаливый. Само собой, от девушки это не укрылось.

— Я вижу, что ты мучаешься, — сказала она однажды за обедом. — Знаешь, что мы сделаем?.. Давай завтра вместе отправимся к тому месту и срубим ствол. Отрежем эту дорогу навсегда, и тогда ты перестанешь о ней думать. Хорошо я придумала, любимый?

Я вздрогнул.

— Что скажешь?..

Глаза Тикки выражали нежную озабоченность и любовь. Я не нашёл в себе сил ответить, лишь судорожно кивнул головой.

— Вот и хорошо…

Она легла спать и уже через несколько мгновений мирно засопела. А меня одолевали сотни мыслей. Я терзался, бился в агонии, будто одолеваемый лихорадкой.

Я пытался осознать то, что мне придётся смириться с потерей мечты жизни. С потерей всего, к чему я так долго шёл. Буря клокотала в моей груди.

Вдруг я услышал в голове старческий голос. Слова, сказанные мне когда-то давным-давно, будто огненными буквами прожгли моё сознание.

«Какой бы ни была твоя цель, она стоит всех трудностей… не останавливайся».

— Не останавливайся… — еле слышно эхом повторил я.

«Ни за что не останавливайся. Нет ничего хуже, чем остановиться тогда, когда до цели осталось рукой подать».

— Ничего хуже… когда цель рядом… — я поднял голову к дымоходу. Сквозь ветки было видно небо.

«Никакие искушения не стоят мечты».

— Никакие…

Я вспомнил неисчерпаемую тоску в глазах старика Торна. Я вспомнил, как он смотрел на меня, давая напутствия и отправляя в долгий, тяжёлый путь. Я вспомнил его жену, Анну.

Я понял всё.

Совершенно бесшумно поднялся я со своего ложа. Сердце ныло от тоски, но выбор был уже сделан. Я ласково поцеловал Тикки в щёку и молча вышел из шатра.

Снег хрустел под ногами. Каждый шаг был мучительным, но я ни разу не обернулся и шел вперёд с непреодолимой решимостью.

— Она — испытание, — сказал я сам себе, пытаясь загладить муки совести, что терзали душу. — Самое тяжёлое и страшное испытание, что я должен был пройти.

Слова не сняли тяжесть с сердца. Я чувствовал за собой страшную вину, совесть рвала меня на части — создавалось впечатление, будто снова заболели все былые раны.

Моя Лестница к верхним ярусам показалась впереди. Лишь взявшись рукой за нижний её сук, я обернулся назад, но домик Тикки уже скрылся за полупрозрачной пеленой белесого тумана.

Хоть я и успел немного отвыкнуть от тяжестей непрерывного пути по веткам Древа (тем более, здесь они были покрыты толстым слоем снега и лишены листвы), но всё же двигался сноровисто.

Травмы и временное безделье ослабили меня, но огромный опыт и выработанные тяжёлым трудом навыки никуда не делись. Холод и вечная нехватка еды занимали мои мысли и силы, отвлекая от грустных воспоминаний о Тикки. Совесть мучила меня еще очень долго, но путь не давал времени скучать.

Уходя, я не взял с собой ничего, кроме одежды, что была в тот момент на моём теле. Кормиться мне приходилось плодами, зарытыми в снегу.

Несколько большей проблемой стало отсутствие оружия — без него я чувствовал себя как без рук. По счастью, оно мне особо и не требовалось — звери на верхних ярусах не водились.

Давать подробное описание своей дороги я не буду, так как ничего любопытного в ней, как ни странно, не было.

Единственное, что не давало мне покоя — заноза, сидящая в груди после побега от девушки. Несколько раз я даже порывался вернуться к ней — так сильны были муки совести. Сейчас я бы недолго думал, если бы мне предложили забрать их ценой новой раны на ладони.

Спасало меня только небо. Чем выше я лез, тем ближе оно становилось, вселяя в меня надежду. Я верил, что осталось совсем чуть-чуть до столкновения лицом к лицу с мечтой.

Очень скоро я начал замечать, что становится теплее. Пропал снег. Не могу передать, как я обрадовался, добравшись до веток, покрытых зелёной листвой.

Как же давно я её не видел!..

Меня наполняло вдохновение. Я дышал воздухом, казавшимся мне необычайно тёплым, и понимал: все мои беды позади. Вообще всё теперь позади.

Небо приблизилось ко мне вплотную. Когда я понял, НАСКОЛЬКО оно близко, то утроил свои усилия. Я карабкался, лез, прыгал, сдирая кожу о сучки и шершавую кору. Меня это не волновало. Птичий Ключ был рядом. Да и сам путь сейчас казался дружелюбным. Зелёные лианы, сочная листва, вернувшиеся на свои места грозди фруктов — всё это радовало глаз и придавало сил.

Сделав огромный рывок, я уселся, вспотевший и выдохшийся, на одной из веток. Следующий участок должен был стать последним. Прислонившись спиной к столбу и предавшись сладким грёзам, я задремал. Не знаю, сколько я так просидел, как вдруг сон мой был прерван тихим треском.

Я тут же открыл глаза, привычно потянувшись за отсутствующей секирой… и едва не подскочил на месте от неожиданности и испуга.

Прямо передо мной на ветке сидел огромный серый зверь. Подобно тем, бурым, что жили в снегах нижних ярусов, он обладал сплющенной мордой, острыми ушами и гибкими мускулистыми лапами, но был много, много больше своих собратьев. Глаза внимательно следили за мной, но сам он не проявлял никаких признаков агрессии.

Я не шевелился. Во-первых, от испуга, во-вторых, резкое движение могло спровоцировать атаку.

Внезапно я вспомнил, что уже видел этого зверя раньше. Словно сквозь туман выплыли в голове давние образы… я безвольно лежу в снегу, а он подходит и трясёт меня лапой, после чего то ли насмешливо, то ли презрительно фыркает и убегает прочь…

— И что же ты хочешь от меня?.. — тихо пробормотал я, глядя зверю в глаза.

Он чуть приподнял уши и наклонил голову набок. Выдержав длинную паузу, показавшуюся мне бесконечностью, он медленно поднялся на лапы и подошёл ко мне, не отрывая глаз от моего лица.

Я не шевелился, лишь молча поддерживал нашу с хищником зрительную дуэль. Тогда это странное существо вдруг лениво зевнуло и вальяжно улеглось прямо под моими ногами, вытянувшись на спине и выставив напоказ серое пузо.

Я опешил. Когда изнемогаешь от напряжения в ожидании атаки, такая выходка легко может ввести в шок.

Какое-то время я всё еще оставался недвижим, но зверь, казалось, больше не обращал на меня никакого внимания.

— Пойду я, пожалуй… — я аккуратно, чтобы его не потревожить, встал и обошёл отдыхающего исполина сбоку. Идти я старался как можно более плавно и спокойно, чтобы не выдать, насколько сильно дрожат мои колени.

За спиной у меня раздалось фырканье. На сей раз я совершенно отчётливо различил в нём добродушно-насмешливые оттенки.

Я получил силу и ловкость, карабкаясь по тысячам и десяткам тысяч ветвей, перелетая между ними с помощью сотен лиан. Я научился терпению, сражаясь со стаями мошкары. Я стал чуток и осторожен, обороняя свою жизнь от змей и хищных зверей. Я выдержал жару и духоту. Я выдержал холод и мороз. Я прошёл через жажду, через голод, через боль. Я столкнулся с человеческим коварством. Я научился охотиться. Я прошёл через отчаяние безвыходности и сумел перешагнуть через собственные чувства.

Мои тело и душа покрыты шрамами, которые никогда не заживут. И вот теперь я подхожу к концу.

Мои мысли текут холодно и спокойно, я неторопливо и без единого лишнего движения поднимаюсь наверх. Время торопиться и жаждать уже ушло. Я достаточно бежал, полз, лез, стискивая зубы и терпя мучения. К финишу я подойду неспешными ровными шагами.

Как странно… всё теперь совсем рядом… я в двух шагах от того, о чём грезил так долго… и во мне нет никаких чувств.

Наверное, я просто устал. Слишком устал от пути. Мой Птичий Ключ… я здесь.

Последняя ветка, покрытая сочной листвой, нависла над моей головой. Я протянул к ней руку и понял, что — нет! — я ошибся. Пальцы мои дрожали от волнения. На миг я испугался, будто не решаясь трогать последнюю перегородку, отделяющую меня от вершины.

Внутри меня заворочались какие-то страхи и сомнения. Наверное, я просто не мог себе представить, что вот, стою рядом с концом. Путь завершён, суть всего, что было — здесь, за этой веткой.

— Я так долго шёл к тебе… — сказал я и, решительно вздохнув, закрыл глаза и вцепился в перекладину обеими руками.

Я подтянулся, закинул вверх ноги… по лицу прошелестели листья, оставляя на щёках капли росы.

А в следующий миг я поднялся во весь рост. Волосы мне взъерошил свежий ветер. Я с силой вдохнул в себя воздух. Он был такой же, как и внизу, но одновременно с тем… другой. Совсем другой. Он пах свободой и простором.

Я чувствовал, что весь дрожу от возбуждения. Медленно, с каким-то наполненным надеждой испугом перед тем, что сейчас увижу, я поднял веки.

Всё моё тело в тот же миг задрожало, по щеке покатилась теплая слеза.

— Как красиво…

Передо мной раскинулся бесконечный простор нежно-сиреневого неба. Далеко на горизонте его окрас переходил к мягкому розовому цвету, что обрамлял красочным ореолом маленькое серое облачко. Над тянущейся в бесконечность зеленью древесной кроны поднимался, озаряя своими лучами листву, краешек солнца.

Я не проронил ни слова, встречая свой первый в жизни рассвет. Порывы ветра осушали слёзы, градом катящиеся по моему лицу.

Сердце моё заколотилось, словно бешеное, когда глаза различили на розовом фоне приближающийся клин из едва заметных точек.

Я замер, не дыша, полностью отдавшись божественному зрелищу. Клин приближался. Я увидел крылья, покрытые чёрными и тёмно-серыми перьями. Я увидел жёлтые кривые клювы, прижатые к животам лапки, маленькие зоркие глазки…

Птичий ключ пролетел над моей головой и полетел дальше.

А я остался стоять на месте, прислушиваясь к своим чувствам. Это было… это было… это было… это было так обыденно!..

Выстроившиеся в клин существа просто улетели по своим делам. Они были совсем близко ко мне!.. Настолько, что я увидел и грязь на их перьях, и неровность их строя, и белую жидкость, выпущенную одной из птиц прямо на лету.

Я увидел всё это и покачнулся от захлестнувшей меня гаммы эмоций. Птичий Ключ, которым я бредил и ради которого жил, — покоряет небеса, вольно летает по неограниченным свободным просторам мира… но при этом немногим отличается от той же стаи хищных зверей, что живут в глубине древесной кроны.

Мне в сердце будто нанесли страшный укол…

Всё, за чем я гнался… всё, к чему я стремился…

Я закрыл глаза и глубоко задышал, сопротивляясь душившим меня рыданиям. На меня будто снова навалились все пережитые тяжести…

Вдруг я почувствовал на лице тепло. Это был упавший на меня солнечный луч. Уже совсем рассвело.

Будто снова очнувшись, я посмотрел прямо на солнце, щурясь от необычайно яркого света.
Насмотревшись на него, я обернулся… и передо мной будто заново открылось бесконечное поле зелёной кроны Древа.

Не зря.

Постепенно ко мне вернулось то чувство, что пришло первым, когда я впервые посмотрел на свой Новый Мир. Но теперь оно было еще сильнее, гораздо сильнее.

Не зря.

Я свободен. Свободен, стою посреди вершины мироздания! И целый небесный океан во всём своём великолепии открыт передо мной!

Не зря.

«Я надеюсь, ты найдёшь то, что ищешь», — прозвучал в моей голове голос Торна.

Я нашёл. Тикки была права, я гонялся за пустой иллюзией. Но, придя к ней, я открыл нечто гораздо, гораздо большее. Всё не зря.

Губы мои сами собой растянулись в еще неуверенной, нерешительной, но счастливой улыбке. Я обернулся к уже почти невидимым под голубой толщей небесного океана чёрным точкам и нежно произнёс:
— Спасибо тебе, Птичий Ключ.

Человек не так уж часто задумывается о том, где он находится и что его окружает. Зачем задумываться о данности?..

То, что уготовано тебе свыше, всегда дано не просто так. Может быть, ты заслужил это своей прошлой жизнью, может быть, всё уже предопределено заранее. Это не важно.

Никто никогда не предоставит тебе выбирать, где и кем рождаться. Но ты всегда сам определяешь, куда идти и кем становиться.

Я открыл для себя новый мир. Я пришёл к нему сквозь пот, боль, кровь и слёзы. Но я добился всего сам.

Закончен ли мой путь?..

Нет. Путь никогда не заканчивается. Твой путь — твоя жизнь. Пока жизнь не угасла, не закончится и путь.

Я узнал об этом не сразу. Но, придя к своей мечте и достигнув её, я понял, что мне не нужен покой, как тот, что царил на маленькой уютной полянке до появления в моей жизни Птичьего Ключа. После рассвета были закаты, на ясное небо наползали громоздкие тучи, а тишину сменяли разражающиеся громами и молниями грозы.

Не бывает вечного блаженства.

Но сейчас я был покорителем вершины, и весь мир лежал у моих ног. Куда идти дальше?.. Может быть, двигаться по поверхности кроны или углубиться в неё ради поисков неизведанного?.. Или пойти к новой мечте, начать искать легендарный Древесный Ствол, к которому некогда ушёл сын Торна?..

А может, просто вернуться к Тикки и, вымолив у неё прощение, счастливо дожить свой век с любимой женщиной?..

Все дороги открыты. И выбор на сей раз предоставлен лишь одному человеку. Хотя он и не выбирал, где и кем ему родиться.

птичий ключ
Автор: Тося Пересмешник
Фото: Екатерина Мордачёва

comments powered by HyperComments
количество просмотров 591
Система Orphus