Культурный журнал

Сделка

притча Animam
По лестницам из трупов не поднимаются на Небеса. По ним спускаются в Ад.
А. Сапковский

І
Станислав упал. Отполз, попытался отгородиться стулом, но Безымянный лишь улыбнулся. Он так и стоял неподвижно, когда Станислав ощутил сильный удар по печени.

— Не нужно бояться, — проговорил Безымянный, — нужно раскаяться и приготовиться к смерти.
— Я выкуплю свою жизнь. Чего ты хочешь?
— А разве ты давал своим жертвам шанс на спасение? Нет. Почему думаешь, что сам его заслуживаешь? Я каратель, друг мой. Палач. И меня не интересует ничего. Кроме твоей казни.

Станислав вскрикнул, ощутив, как кожа на спине разошлась, словно под лезвием канцелярского ножа.
— Чувствуешь, да? Такие же ощущения ты подарил вчера своей жертве.

Станислав действительно чувствовал. Как невидимый нож пляшет на его спине, выводя узор. Такой же Станислав вчера вырезал на спине того юноши. Грубая фраза «Я не достоин жить». Невидимый нож перешел к рукам, выводя вдоль вен «тварь». Станислав хотел наброситься на гостя, но конечности свело судорогой.

— Не нужно глупостей. Раскайся и готовься к смерти, — сказал Безымянный, — ты готов?
— Нет, — выдавил из себя Станислав.
— Это хорошо. Тот парень тоже был не готов, — проговорил Безымянный и чиркнул зажигалкой. Станислав загорелся. На коже мгновенно появились волдыри, выпущенная кровь закипела, порезы превратились в струпья. Да, именно это он сделал с тем парнем. Облил водкой, поджег. А потом… Станислава словно окунули в ледяную воду. По всему телу разлилась боль, дыхание остановилось, в легкие впились осколки битого стекла.

Когда казалось, что больше выдержать невозможно, Станислав почувствовал, что «вода» ушла. Ритм сердца приближался к ритму рок-концерта, осколки сидели глубоко в груди. Легкие тщетно пытались втянуть хоть немного воздуха. Но почему он жив?

— Кажется, ты удивлен, — откуда-то «снаружи» послышался голос Безымянного, — ты удивишься еще больше, когда узнаешь, что тот парень не утонул. Он сумел выбраться на берег. Чуть ниже от того места, где ты сбросил его в реку. Вот только шансов выжить у него не было. То, от чего бедняга умер, медики называют острой сердечно-легочной недостаточностью. Но зачем нам умные термины, правда? Ты уже начал чувствовать, что это такое, а вскоре повторишь судьбу своей жертвы. Я оставляю тебя, и помни: не пытайся спастись, это бесполезно. Лучше покайся.

Станислав не слышал звука шагов, но знал: Безымянный ушел. Сердце билось все быстрее, вены расширялись, пытаясь дать дорогу крови, но бесполезно — удары сердца были агонией, не работой.

II
Уже десятый день. Десятый. ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ! Он ходит по пустой комнате и ждет. Сколько можно?! Куда делся его наниматель? Где его долбаная книжка? Когда он прочитает очередное имя-задание?!

Он подошел к окну. Солнечно. А ведь где-то это солнце освещает сцену жестокого убийства. Или изнасилования. Или того и другого по очереди. Да зачем вообще ждать?! Он и сам может навести порядок в этом мире!

На плечо Безымянному легла знакомая рука. Холодная, гладкая ладонь без единой линии. Пальцы без ногтей.

— Извини, суд длился дольше обычного. Зато, уверяю тебя, следующее задание очень интересное. Вот, — гость протянул Безымянному книгу в кожаном переплете.

На первой странице книги имя: Константин Святецкий. Оно кажется смутно знакомым… Но откуда? Под именем записан предварительный приговор: 9-й круг.

— Что, увидел знакомое имя? — в голосе существа слышалась насмешка.

Безымянный действительно начал вспоминать. Одна за другой в голове проносились картины. Прекрасная женщина, которую он называл «мамой», и которая называла его Костиком. И как она исчезла. Школьные друзья, давшие ему кличку «Святой». И которые тоже где-то потерялись. Университет, где он сократил свое имя до «Ко-ин», а позже, словно в насмешку над фамилией, получил прозвище «Каин». Костик. Святой. Каин. Константин Святецкий. Безымянный. Каратель. Все это — он. И ему вынесен приговор.

— Этого не может быть… Я не заслужил…
— Заслужил. Ты — убийца.
— Все они заслуживали смерти. Они сами погубили себя.
— Как и ты.
— Нет.
— Просто признай. Убийства приносили тебе удовольствие. Ты и сейчас дождаться не мог, когда я принесу имя новой жертвы. Так вот оно. Убей того, кто заслуживает смерти.
— Нет. Я наказывал виновных так, как они этого заслужили.
— Так накажи и себя. Ты убийца. Монстр. Такой же, как те, кого ты убивал. Ничем не лучше. Когда ты убиваешь убийцу, сам становишься убийцей, — таковы правила. Все просто. Выполни задание. Раскайся и тихо отойди в мир иной. И, может быть, тебе будет дарован шанс на прощение.
— Нет. Если уж так рассуждать, то и тебе место в аду, верно? Почему же ты себя не убьешь? Давай, а? Совместный суицид?
— Глупый. Я демон. Ад — и так мой дом. Или ты всерьез верил в сказки об ангелах смерти? Души твоих «клиентов» уже на том свете, и твоя будет среди них, как самая ценная. Именно так и продают души дьяволу, друг мой. Заключая сделки с совестью, верша зло «в угоду добру».

Безымянный молчал, и демон продолжил:
— Знаешь, ты мне даже чем-то нравишься. Вот тебе мое последнее, и самое щедрое предложение. Прими смерть. Прими свое наказание безропотно, и, возможно, когда-то получишь шанс на искупление.

Безымянный не собирался сдаваться. Он собрал всю свою силу и направил ее на демона, надеясь уничтожить, разорвать в клочья внезапным ударом. Демон лишь улыбнулся.

— Глупый. Я разрешил тебе пользоваться частью силы, неужели ты думаешь, что я позволю тебе направить ее против себя? И даже если бы позволил, часть эта слишком мала, чтобы причинить мне вред. Ты меня разочаровал.

Последнее, что почувствовал Костик-Святой-Каин-Безымянный — жжение где-то внутри, словно его кровь начала закипать. Уже проваливаясь в пустоту, сквозь покрывающую глаза кровавую пелену, он смотрел, как разрываются вены на руках, смотрел на окровавленную, прилипшую к телу одежду и понимал — скоро в теле не останется ни одной целой вены, артерии, ни одного капилляра… Безжизненное тело тихо завалилось в лужу собственной крови.

Прежде, чем примерять мантию судьи, подумай, какой приговор ты зачитал бы самому себе?
Неизвестный автор

рисунок Анастасии Успенской
Автор: Animam
Рисунок: Анастасия Успенская

comments powered by HyperComments
количество просмотров 33
Система Orphus