Культурный журнал

Упрямый Артур желает познакомиться. Глава 1

повесть о ловеласе
1.

Хорошо быть молодым, здоровым и свободным. Особенно в мае, когда природа источает запах возбуждённой девушки. Город в это время прекрасен пронзительно, невыносимо. Сверкающее в безоблачном небе солнце щедро сыплет свои лучи сквозь листву берёз и тополей. И в каждом луче клубится золотая пыльца, так легко подхватываемая проносящимся велосипедом или складкой юбки. На открытых балконах ею усыпано решительно всё — от старых лыж до сохнущих после стирки носков.

Артур приседал и отжимался, пока не почувствовал, что скоро вспотеет, и спешно облачился в заранее поглаженные джинсы и рубашку, рукава которой закатал до локтя. В прихожей стояли начищенные туфли. Ему нисколько не улыбалось коротать столь чудесный день дома, в одиночестве. Начался отпуск, и он собрался пойти на площадь Первостроителей, чтобы познакомиться там с красивой девушкой, а после — погулять с ней где-нибудь возле пруда. Да хоть где, лишь бы было с кем.

Это был среднего роста шатен с серыми глазами. Довольно субтильный. Впрочем, нехитрые упражнения позволили достичь кратковременного атлетизма, и этим следовало воспользоваться. Девушку желательно найти, пока мышцы не вернулись в исходное состояние, и покорить её стремительно, одним натиском, как это делают лучшие тореадоры.

«Неплохо бы влюбиться», — подумал Артур, оглядывая себя в зеркало. И он был глубоко прав. Влюбляться — это здорово.

2.

Он вышел из дома и лёгкой, пружинистой походкой направился к площади за монументом Первостроителям. Это было отличное место для знакомств — участок асфальта с двенадцатью скамейками вокруг композиции из трёх кольцеобразных клумб, сливающихся друг с другом. Руки известного за рубежом ландшафтного дизайнера Романа Соколова пока не дошли до них, так что из земли торчали не мухоловки с ананасами, а сочные, довольные жизнью одуванчики. Здесь всегда кто-нибудь да сидел, коротая жизнь.

Артур пересёк дорожку и уселся на ближайшую скамейку. Солнце дышало ему в шею, смотрело в глаза и лезло в душу. Парень водрузил на нос солнцезащитные очки и стал ждать. Он решил сидеть до тех пор, пока на одну из скамеек не сядет именно та, при взгляде на которую сомнений не возникнет. Уж тогда-то он подойдёт и с одиночеством будет покончено. Будет, кого одаривать цветами и водить в кино.

3.

Прошло сорок минут. На остановке за монументом остановился автобус № 19. Из прогретого салона вышла девчонка-кондуктор и закурила возле мешков, набитых мусором ещё в прошлом месяце, в эпоху субботников.

Артур посчитал их. Восемь. Он пересчитал их снова. Количество не изменилось.

Вздохнув, он вернул взгляд к скамейкам. На одной из них сидели две старушки. Они обсуждали нечто важное, избивая кулаками кого-то невидимого. Другую скамью занимал пенсионер с книжкой. На третьей отдыхала мама с двумя детьми — они ели мороженое с золотой пыльцой и смотрели на голубей. Оставшиеся две скамейки пустовали. Артур скосил глаза в сторону остановки. Раз, два, три, четыре… Восемь мешков. Точно. Восемь.

4.

Возле самого лица зажужжала муха. Артур поморщился и отогнал её, но муха сделала манёвр и вернулась, в упор глядя на парня зелёными глазами. Пока он обдумывал план её убийства, к мухе присоединились ещё две. Чёрные, мохнатые, наглые вообще.

Артур даже растерялся. И правда, в чём дело? Одет исключительно в чистое, одеколон хороший.
Он принюхался. Может, собаку кто выгуливал рядом или мышь сдохла под скамейкой? Но ничем паршивым вроде не пахло. Обоняние курильщика, конечно, подстать зрению крота, но не настолько же…

«А может, это я дерьмо?» — философски подумал он.

Оборзевшие мухи подтвердили эту мысль, усевшись Артуру на грудь. Но надо знать нашего тореадора! Он стряхнул их стремительно, одним натиском, и даже раздавил парочку.

Больше мухи не трогали его. Они просто висели облаком возле Артура и жужжали — не очень громко, но назойливо. Мириться с этим было невозможно. Как знакомиться в такой ситуации?

Он бросил затравленный взгляд на соседние скамейки. Пенсионер и старушки смотрели на него со смешанным выражением жалости и удивления. Сами они не страдали от мушиного внимания. У них, поди, и проблем-то нет — так, пустяк какой-нибудь, вроде артрита или деменции.

Вконец разозлившись, Артур заработал руками, как ветряная мельница, и облако на короткое время рассеялось.

5.

На противоположной скамейке сидела очаровательная белокурая девушка в лёгком красном платье. На нём распускались чёрные бутоны каких-то дьявольских цветов. Солнцезащитные «Унисекс» ровно сидели на аккуратном носике. Когда она поправила подол, едва прикрыв мягкие коленки кремового цвета, Артур очнулся и внутри него что-то ёкнуло. «Вот она!» — подумал он.

Пора действовать.

Артур прикинул первую фразу — «Здравствуйте, можно присесть?» — встал и расслабленно двинулся к девушке.

Мухи последовали за ним.

Артур старался не придавать этому значения; он прямо смотрел вперёд и дружески улыбался. Его сердце пело: «Женюсь, женюсь… Какие могут быть игрушки? И буду счастлив я вполне… Но вы, но вы… чёртовы мухи, за что вы так ко мне прицепились?»

Он попытался незаметно отогнать их левой рукой, воспользовавшись тем, что девушка уткнулась в телефон, но ничего не вышло. Ноздри Артура расширились, как перед грозой; он стиснул зубы и по неосторожности прокусил губу. По подбородку побежала кровь. Артур замешкался, но всё же изобразил мужественную улыбку, пытаясь найти выход из положения. А выхода не было. Либо подходи к ней окружённый мухами и с кровью на роже, либо убирайся.

Артур выбрал первое, потому что он был настоящим мужиком. Не то, что эти… Как их…

В общем, Артур упрямо шёл вперёд, но сохранять беззаботный вид становилось всё труднее. А когда до кремовых коленок оставались какие-то три метра, Артур вдруг понял: эта девушка не про него. Она была красива настолько, что её портрет с удовольствием написал бы Джил Элвгрен. Примерно того же типажа Мэрилин Монро, царствие ей небесное… небесное создание, которое хочется любить, не трогая.

Бедняга притормозил.

«И на что я надеялся, дурак?!»

Воображение наполнили салоны, крашеные ногти, пальмы, какие-то клубы и всё это было присыпано стразами. Возникла пораженческая мысль подыскать себе более бюджетный вариант.

Артур почувствовал, как у него поднялось давление. Из носа хлынула кровь. Просто катастрофа какая-то. Ясное дело, в таком виде уже не подойдёшь.

И Артур отступил, поспешил обратно к скамейке, пока девушка не подняла голову. Там он ещё немного посидел, промокая нос рукавом рубашки, и пошёл домой, дав себе слово прийти на площадь следующим вечером и снова рискнуть.

Читать Главу 2

белый одуванчик
Автор: Александр Бабин
Фото: Дарья Калько

comments powered by HyperComments
количество просмотров 279
Система Orphus