Культурный журнал

Высокомерный столб

Высокомерный столб
Случилось это тогда, когда районы, которые мы помним, ещё только застраивались. Сквозь толщу земли на поверхность пробился росток. Молодая березка прокладывала себе дорогу к солнцу. С каждым днем она становилась всё выше, ствол её становился всё толще, а ветви всё больше склонялись над землей. Но светило ей не только солнце.

Тогда они и познакомились. Её соседом был столб, который поставили примерно тогда же, когда она достигла поверхности земли. Но раньше она его не замечала, потому что была очень маленькой, а теперь она была очень рада, что не одна тут стоит возле дороги. Берёзка была настолько счастлива, что тут же с ним заговорила.

— Привет! — радостно воскликнула берёза, но столб ничего ей не ответил.

«Может, он спит?» — подумала берёзка и решила его не будить, чтобы не показаться невежливой. Она была права. Было утро, и столб не работал. А когда стемнело, и столб начал работать, берёзка попыталась заговорить с ним снова.

— Доброе утро! — сказала она.
— Какое же сейчас утро? — высокомерно процедил столб. — Если бы было утро, я бы не начал работать.
— Но ведь, когда просыпаешься, надо говорить «доброе утро»… — оправдывалась берёзка.
— Вообще не надо мне ничего говорить! Такая маленькая, а уже пытаешься со старшими спорить.
— Простите… — сказала берёзка и больше не пыталась разговаривать со столбом. Ей было очень обидно, но с наступлением утра, когда он выключился, она тихонько, чтобы тот не услышал, сказала:
— Спокойной ночи.

Так они и жили, почти не разговаривая. Только когда он спал, она иногда говорила, как она хочет с ним подружиться и разговаривать почаще.

А тем временем берёзка росла. И однажды перестала смотреть на столб снизу вверх. А столб этого не замечал, потому что почти все время спал. И тогда она опять попыталась с ним поговорить. Когда он включился, она с ним поздоровалась:
— Здравствуйте, — тихонько сказала она. — Как спалось?
— Хорошо, — отрезал столб.
— Рада слышать, — сказала берёзка.
— Чему ты радуешься? — озадаченно спросил столб. — Нечему тут радоваться.
— Простите… Но… — она не успела договорить.
— Опять ты со мной споришь, малявка! Я же говорил, что со старшими нельзя спорить!
— Но… я же стала такой большой.
— Не ври мне! Я же вижу тебя, ты и меня-то выше не стала! А теперь ещё и врёшь!
— Я говорю правду! — взмолилась берёзка. Но всё было тщетно. Столб её и слушать не хотел, считая, что он всё равно прав.

После этого берёза не пыталась с ним говорить. Столб ей не верил и не слушал её. А деревце росло, и его ветви стали закрывать и сам столб. В дождь она не давала ему промокнуть, пока он спал. В снег не давала ему замёрзнуть.

Но в один день всё изменилось, когда начался сезон ветров. Они были такими сильными, что люди не выходили на улицу.
И одной ночью ветер достиг своего пика. Тогда он начал крушить всё на своём пути.

«А что, если столб упадёт?!» — с ужасом подумала берёза и всеми силами попыталась оградить его от ветра. Но ничего не получалось. Ветер с лёгкостью гнул её хрупкий ствол, но она продолжала попытки.

— Что ты делаешь, глупая? — начал кричать на неё столб. — Ты же упадёшь!

Но берёзка его не слушала. Она просто хотела защитить того, с кем так хотела подружиться. А ветер старательно пытался их повалить. Но первой упала не берёза, крепко стоявшая, держась за землю корнями, а столб.

Он упал прямо на хрупкую берёзку и переломил её своим весом. Она даже не вскрикнула, просто подумала: «Хорошо, что поймала».
Только тогда столб увидел, какая высокая была берёза — лежащая на земле половина дерева была выше, чем весь столб.

Так они и пролежали до самого утра. Спустя пару дней ветер перестал быть таким сильным, и столб поставили на место. А берёзу… спилили. Ещё долго столб смотрел на пенёк по ночам и плакал.

— Прости меня… — молил он. Но больше она ничего ему не отвечала.

И только тогда столб понял, как неприятен дождь и как холодны зимы, когда некому тебя защитить.

Высокомерный столб Антонина Гракович

Автор: Антонина Гракович
Рисунок: Антонина Гракович

comments powered by HyperComments
количество просмотров 335
Система Orphus