Культурный журнал

Around the Real

Around the Real
Динамики выкручиваются на полную. Басы долбят прям по ушам. Ещё капля, блеск, звук и… мир исчезнет. Его заменят неон, лазеры и синтезатор, а безумец на том конце без устали заталдычит одно:
— Around the World!
Around the World!
Around the World!
Around the World!
Around the World!
Around the World!
Но после всё прервёт гальванический отзвук порядка, соединив хаотичные электро, диско и синти-поп вместе. Сложно… Хотя секунду…
Стоп! Что?
Отзвуки не могут быть гальваническими!
Вы серьёзно?
Какое это имеет значение, боже!
А вас не смущает, что фраза «Around the World» в треке звучит, как «Around the Real».
А! Попались!
И не говорите потом, что это не так.
Что? Кто-то не слышал? Брехня! Положи рассказ…
Положи, а не отложи. Это разные вещи!
Тебя это тоже касается! Наверно, думаешь, что обманул систему! Ха-ха! Как бы не так!
Открой Google, Яндекс или что у тебя там… Мне, честно сказать, вообще наплевать. Главное, включи трек «Around the World» французского дуэта Daft Punk (Да-да, те, которые в космических шлемах) и вслушайся.
Я жду. Я же вижу, что ты, дорогой читатель, не отложил.
Пту! Положил. Я хотел сказать «положил», ясно?
Ещё тут? Думаешь, что победишь меня в этой игре… Возможно, но…
Ай, да впрочем, это не важно! Главное, что это так.
Это так, потому что это так и никак иначе!
Я заметил это ещё в шестом классе, и по наивности своей думал, что так и должно быть, что это правильно! Думал так и вначале седьмого, и в середине, и в конце. А потом… увидел. Увидел прямо перед самым летом, тогда я был маленьким и глупым. Но летом — я повзрослел! И можешь это понимать, как хочешь. Мне по барабану, как и Ги-Мануэлю де Омем-Кристо и Тому Бангальтеру, хотя они и исполняют этот трек. Наверно, думают, что синтезаторные басы и дурацкие маски скроют акцент. Возможно, они и провели кого-то. Но точно не меня! Меня невозможно провести. Я как Шерлок Холмс или Бэтмен. Даже фразы некоторые из «Тёмного рыцаря» наизусть знаю. Я вообще много чего знаю. Голосом Бейна, к примеру, говорить могу. Всё так просто. Просто поднёс руки ко рту, подышал, как Дарт Вейдер, и произнёс: «Не важно, кто мы такие, важнее, какой у нас план!». Бред, конечно, но крутой!
Как вы уже поняли, я очень люблю кино, хотя мои родители этого мне никогда не прививали. Они вообще люди «реальные». Живут себе, работают, ворчат, орут, как будто в «День сурка» попали, а выбираться никак не хотят. Ничего. Захотят – пусть спросят. Я быстро всё объясню ― я эксперт в подобных вопросах! Профессионально сижу летом за компом уже шесть лет! Они говорят: «Повзрослей». Повзрослел уже, повзрослел. Я больше них знаю! Это точно. А всё почему? Книги читаю! Музыку слушаю! Кино смотрю! А работа – с ней только мозг закостеневает (О, как сказал!). Уже поработал разок: краску нюхали да трупы птиц с чердаков доставали. За три с половиной куска! Нет уж, спасибо! А они всё твердят: «Иди работай!». Я отнекивался, как мог. Но бывают такие моменты, когда достают прям до слёз. Тяжело. Надо как-то решать. А тут с друзьями двенадцатого в кино были. В нашем захолустье один кинотеатр, но очень качественный. Помню, в Геленджике ходили ― ужас! Деревянные кресла, экран маленький, коленки прижаты. Короче… Да… А у нас кресла мягонькие, большие, и экран безумно большой! Но проблема всё-таки есть ― это кассир. Злая бабка. И до ужаса бестактная!
Двенадцатого тогда пришли на «Иллюзию обмана». Первый сеанс! Стоим, десять минут проходит, двадцать минут… а касса закрыта. Сеанс вот-вот начнется! Ну, я из себя вышел, подхожу к главной, говорю: «Извините, конечно, но сеанс начнётся через десять минут, а у вас касса закрыта!» Она смотрит такая, глаза выпучила и говорит: «У кассира непредвиденные проблемы, он сейчас подойдёт». А я не дурак, решил сострить: «Ну, раз её ещё нет, могу и я билеты продать?». Она рассмеялась: «Если хотите, молодой человек! У нас как раз рук не хватает». И ушла. А я не дурак, предложение это приметил. На следующее утро снова пришёл. Подхожу к ней и на услуги свои мягко намекаю. Она отнекивалась сначала, конечно. Конечно же! А потом призадумалась и взяла попкорм продавать да баранку включать. Потому что я в технике шарю! Потому что я — мозг!
Не, ты не подумай. Работа не пыльная, справится любой. Но не так, как я! У меня шарм особый ― обаянием зовется! Этому улыбнись, этой подмигни, с тем поговори. Так бывает порой, если знания совместить с провинциальным талантом! Адская смесь! Проектор включишь, рекламу пропустишь, а там в глазок минут пятнадцать наблюдать можно, не только за фильмами, но и, вообще, за залом в целом. Один вон, тот, что с залысиной, в телефон смотрит; через два ряда мать какая-то сына трёхлетнего на «Человека из стали» привела, подростки чипсами шуршат, дурак на третьем попкорм рассыпал. Нине Егоровне убирать потом. Жаловалась порой: «Спина болит! Платят мало!» А мне хорошо: включаешь проектор да фильмы смотришь иногда. И не только в глазок… Хотя тем летом и мало хорошего вышло.
«После нашей эры» ― полный провал. Я в Шьямалана после «Знаков» не верю вообще. Одну муть снимает.
«Одинокий рейнджер» надежд моих никак не оправдал. Вроде и вестерн, а главный герой стреляет всего раза два за фильм. Да где такое видано! До «Джанго» как до Китая лопатой!
«Война миров Z» ― мме…
«Росомаха» ― ну такое…
«Перси Джексон 2» ― чисто на раз. Как по мне, циклоп всё испортил. А вот «Тихоокеанский рубеж» ― нереальный отвал башки! Такие повороты, такой сюжет! БУХ! БДЫЩ! ТА, ТА, ТА, ТА, ТА, ТА, ТА! Ещё и по колонкам как БА-БА-БАХ!!! Когда Бродяга кораблём Годзилле по морде заехал ― просто ТУДУФФФФФФФФФФФ! Когда ещё такое увидишь! У них там война! Герои! Драки! Роботы размером с небоскрёб! Саундтрек электронно-оркестровый! Ту-ду-ту-ту-ту-ду-ту-ту-ту-ту-ту-ду! А люди не понимают этого! Не влюбляются… Шумят, уходят, как будто там за стенами жизнь лучше, приятнее… Не пойму их. Бывает, домой идёшь после работы: грязь, грусть, мужики на лавочках пьют, подростки друг друга матом кроют. И лица у всех такие уставшие, злые, как будто жизнь тяжестью стала… Не хочу! Не хочу, как они! По-другому надо… как я! Если бы только они увидели эту магию, услышали эти звуки! Изумились хотя б на секунду! Поняли, каково это ― быть там, по ту сторону! Побеждать злодеев, влюбляться, путешествовать, восхищать! Им не понять. Они забыли про это. Нет в их жизни магии совсем. Так и живут. Я часто слышу, как они сорятся дома, всё делят что-то, орут. На улице так же…
А они не понимают. И меня хотят в свою трясину затянуть, в свои крики и ужас. Нет! Нет! Я не поддамся! Хрен вам! Навсегда останусь таким. Брошу всё! Останусь один! Уйду подальше, чтоб не мешал никто! Построю свой кинотеатр и буду там фильмы гонять. Для таких же, как я! «Дураков»… Не хочу здесь. Там хочу. Там, слышите, там буду! И жить там останусь! И буду там фильмы смотреть ― один! Слышите?!
А там всё по-другому ― в кинотеатре! Весёлые все, не орут. Так рожи между собой корчат, когда речь про зарплату заходит, и всё. И люди хорошие приходят. Правда, не понимают ничего, но всё равно хорошие. Наши, бывает, зайдут из школы ― я посоветую чего; сходят, спасибо скажут…
Только Тамара Дмитриевна грустит часто ― та, которая на кассу опоздала в июне. Я к ней, бывало, подойду, повеселю. Она нехотя улыбнётся и снова в себя ― нахмурится, съёжится, как ёж; волосы свои седые на бок зачешет и дальше билеты отбивать. С другими проще. Можно поиграть. Они с тобой серьёзны, а ты специально отвечаешь только названиями фильмов с Хоакином Фениксом. Нина Егоровна, к примеру, попросит стол из подвала вынести, а я такой: «Это запретная дорога!». Она такая: «Почему?» А я такой: «Знаки!». Она такая: «Какие?». А я такой: «Мишени». А она такая: «Что? Ты где, сынок?». А я такой: «Я всё ещё здесь, и не собираюсь переступать черту!». А она такая: «Не придуривайся, мальчишка. Это не смешно!». А я такой: «А я и не придуриваюсь, я гладиатор». Тут она ворчать начинает. Я извиняюсь. Всё объясняю и пойду помогать. Правда, прикол в том, что она забывает об игре через неделю. И я могу заново всё начать. Ситуация, здесь всё веселье в ситуации!
Короче повеселился я так месяц, второй, а в августе и на покой. Честь знать надо. Школу всё же закончу. Не зря же семь лет учился, да и дома орать перестали. Зарплату выдали. Со всеми попрощался. Сказал, что обязательно приду и на следующее лето. Наушники надел и к выходу — но мимо кассы. А там Татьяна Дмитриевна сидит ― мину давит. Я к ней голову в кассу просунул аккуратно, чтоб не прибила, и говорю: «Вы не грустите больше! Я вернусь, обязательно вернусь! Обещаю. Вернусь, проверю!» Она удивилась, очки сняла и выдохнула:
― Эх, обалдуй, как в этом мире можно не грустить?
― А вы мною будьте! Ммм… какой красавец!
Она улыбнулась:
― Если бы все были такими, как ты… Да… Давай, давай, иди.
― А я не пойду, пока вы не скажите, что грустить перестанете!
― Ты страх потерял что ли? Три месяца, значит, не интересовался, а сейчас дак и отлипнуть не хочешь.
― Мне терять нечего! Вас уже не боюсь.
― Боялся разве?
― Ну…
― Эх, если бы все меня так боялись.
— А все же зачем?
— Ладно, так уж и быть — некоторые…
― А кто?
― А не скажу! Тебя волновать не должно!
― Не уйду! Кто?
― Муж.
― Почему?
― Ладно, иди отсюда! Какая разница…
― Не уйду.
― Таскает.
― Что?
― Вещи.
― Зачем?
― Пить!
― Воду?
― Пошёл вон!
― А почему не разведётесь тогда?
Она задумалась:
― Люблю может?
Я замолчал, вытащил голову из кассы и начал истерически ржать. Как конь. Не знаю, право, нашло что? Может и нашло! Озарение экое. Когда в прятках нашёл место такое, где искать точно никто не будет. Или уровень сложный в «Ассасине» первый из класса прошёл. И смешно, смешно от этого! Ха-ха-ха, дураки!
― Ясно, проваливай.
― Нет, нет, ― оправдывался я. ― Просто кое-что вспомнил! ― И дальше продолжил истерически ржать. Некрасиво, конечно, но что поделать. Это жизнь!
― Смешное, наверно, скажешь?
― Да нет, так… ― пошёл я к двери. ― Всё-таки real! — не зная почему, вырвалось у меня. — Пусть лучше real! Не хочу world!
― Что? Что ты сказал? Я не понимаю, о чём ты говоришь?
― Что? А!? А-а-а, а на «d»… на «d» наплевать!
Я попрощался и ушёл. Ушёл, но в душе талдыча одно:
— Around the Real!
Around the Real!
Around the Real!
Around the Real!
Around the Real!
Around the Real!
Around the Real!

Конец.

Не знаю, правильно ли вообще закончил? Думаю, на конкурс рассказов в октябре отправить. Единственное, Анастасию Алекссанну начало смутило. Но мне оно нравится, прикольное. Оставлю так!

Миша Скрягин — Любимому Деду;
2013 год

Автор: Алексей Меланин, лауреат литературного конкурса, посвященного 160-летию А.П. Чехова, который проводился кафедрой русской литературы филологического факультета БГУ
О конкурсе: http://philology.bsu.by/by/news/culture/1710-u-chalaveku-sjo-pavinna-byts-prygozha-da-160-goddzya-z-dnya-naradzhennya-a-p-chekhava

проза

количество просмотров 154
Система Orphus