Культурный журнал

Джег, ручной дракон

джег
Посреди ночи я проснулась. Протопленная с вечера печь постепенно отдавала тепло, в избе пахло нагретыми кирпичами и сушеными травами, висевшими под потолком. В трубе глухо подвывал северный ветер, изредка потрясывая железную заслонку. Он с разбега неслабо толкался крутым лбом в бревенчатую стену так, что казалось, будто вся изба слегка вздрагивает.

Сонным затуманенным взглядом я удивленно всмотрелась в потолок. Почему-то он был каменный, покрытый разбегающимися трещинами. Странно, еще вечером там тепло светились надежные дубовые плахи. Сон, навалившись беспощадной теплой глыбой, не дал удивлению перерасти в тревогу.

Впрочем, теплым мой сон был недолго… Тот же самый ветер, пронизывающий и завывающий, горстями швыряющий снежную крупу, закрутился штопором и опрокинул меня вниз. Лететь, вернее падать, пришлось долго, однако, удар, смягченный снежной подушкой, не оглушил, скорее, напротив, взбодрил холодной свежестью. Вначале. А потом эта свежесть превратилась в леденящий холод, вместе в остатками тепла вытягивающий последние силы. Я едва ползла по колючему кристаллическому снегу, оставляя позади красную подтаявшую дорожку.

… Зимнее утро неярко светило в окошко, затянутое ледовой изморозью. Ночной ветер утих, оставив пушистые сугробы, искрящиеся под низким негреющим солнышком. И тревога, послевкусие ночных кошмаров, требовала движения, звала туда, на простор.

Широкие лесные лыжи приминали свежий снег, не позволяя разбежаться на стремительном спуске, но и не проваливаясь в глубокие наносы. Я решила добраться в дальний осинник. Трепетное дерево хорошо вытягивает черные недобрые мысли, забирает грязную чужую энергию. Там, среди высоких сероватых стволов, мои пустые тревоги сгинут без следа.

Скользя вдоль опушки, я тщетно искала нужный поворот. Высокие сугробы не только перекрыли тропинки, но и неузнаваемо изменили все вокруг. Приметные елочки и березки, спрятавшись под снежные шубки, превратились в снеговиков, сплошь похожих друг на друга.

Пробившись наконец в лес, я пробиралась между сугробов и внезапно вывалилась на полянку, укрытую ровным белым покрывалом, будто скатертью. Я оглянулась, немного растерянно. Ну да, вот знакомый дуб, толстый ствол которого покрыт множеством трещин, похожих на морщины. Узловатые ветви, распростертые, словно шатер, удерживали огромное гнездо — кучу сухих веток, накиданных, казалось, в полном беспорядке. Но даже ураган, пронесшийся прошлой весной, не уронил ни одной из них.

Орлиное гнездо, конечно, пустовало в это неприветливое время, через его край, вместо любопытных птенцов, переваливался снежный язык. Эк меня занесло. Осинник-то совсем в другой стороне…
Странный непривычный запах заставил оглянуться вокруг. Зимний лес не богат на ароматы, и этот резкий, химически-едкий запах почти обжег ноздри.

Вон на кустах ежевики сброшен снег и ветки почернели, словно обожженные. И еще одно пятно. Пушистый неплотный снег протаял глубокой ямкой. Словно на него плеснули кипяток. Красный.
Сняв варежку, я осторожно коснулась заледеневшего темного снега. И тут же отдернула руку: жжется! На пальцах остались красные пятна. В самом деле, кровь? Похоже. И именно от нее идет этот непонятный, тревожащий запах с металлическим привкусом.

Дальше обнаружилось еще несколько пятен. Цепочкой, друг за другом, переходя в протаявшую красную дорожку. Ее вид тревожно стукнулся во мне, будто что-то знакомое. И, сразу за кустами, небольшая проталина. Несмотря на приличный морозец, снег вытаял до земли. И там, в самом центре, на прошлогодней пожухлой траве, лежала ящерица необычного синевато-стального цвета.
Судя по многочисленным ранам, кровь вылилась именно из нее. Так много из небольшого тельца…

Не раздумывая, я подняла мертвую ящерку, оказавшуюся довольно увесистой и ощутимо горячей. Теплокровная? Жжение, напоминающее на укусы крапивы, разбежалось по ладоням. Не обращая на такие мелочи внимания, я во все глаза рассматривала удивительную находку. Разглядела шипы на суставах изящных лапок и гребень, бессильно свисающий со спины. Вдоль него глубокая рваная рана, похожая на след укуса. Или острого когтя. Распахнувшиеся мышцы обнажают тоненькие ребра. Бедняга…

А вот эти складочки… Батюшки, да это же крылья! Маленькие, с радужной тонкой перепоночкой, прочной и упругой, несмотря на детский нежный вид. И внутри прощупываются эластичные пружинящие косточки.

Глаза, затянутые белесой пленкой, дрогнули, на мгновенье прикрылись мягкими серыми веками и распахнулись! Резко извернувшись, дракончик вонзил зубы глубоко в мякоть ладони. Заорав, я невольно взмахнула рукой, пытаясь скинуть коварную тварь. Бесполезно! Гадина висела на моей руке, не собираясь размыкать челюсти. Моя кровь текла извилистой струйкой, омывая ящерку и капая с кончика длинного хвоста. Боль немного притихла, но кровь нужно было остановить!

Я уже примерилась шандарахнуть тварью о ствол дуба, как вдруг она резким движением подтянулась вверх (боль вспыхнула снова!) и спиралью обвилась вокруг моей руки, прижимаясь к месту укуса разорванной кровоточащей спиной. Если кожу обжигало легким крапивным зудом, то, попав в открытую свежую рану, кровь дракона ударила просто дикой болью… Меня швырнуло на землю и выгнуло в судороге. В глазах потемнело, мышцы свело. Тело завернулось в колесо так, что пятки, кажется, коснулись затылка.

***
Далеко внизу подо мной проплывали высокие горы с занесенными голубым снегом острыми вершинами. Медленно и плавно поворачивались обледеневшие скалы, контрастно чернели глубокие безжизненные пропасти. Холодный прозрачный воздух искрился многоцветными радугами. Маленькое солнце, ослепительно-белое, стояло в зените, а второе, багровое, словно распухшее, наполовину спряталось за горизонт. Этот мир, освещенный сразу двумя солнцами, был ослепительно прекрасным и безумно, до умопомрачения, чужим.

***
…Очнувшись, я увидела сине-стальную чешую и спокойные немигающие глаза, пристально изучающие мое лицо. Сидя у меня на груди, дракон потянулся, расправил свои куцые крылышки и неожиданно лизнул меня в щеку. Горячо и щекотно.

Я села, удивленно оглядываясь вокруг. Похоже, я провалялась недолго. Наше родное солнце по-прежнему стояло чуть выше деревьев, повернув на сход, но пока еще не свалившись к горизонту. Моя рука, испачканная потемневшей кровью, не болела. То есть совершенно. Я удивленно пошевелила пальцами и рассмотрела белые точки с двух сторон ладони. Словно след старой давно позабытой раны. На ящерке тоже не осталось и следа повреждений. Даже та жуткая дыра на спине, обнажавшая кости, исчезла.

Я с опаской протянула руку – дракончик ринулся вперед и обернулся вокруг запястья, превратившись в браслет.

С тех пор мой Джег всегда со мной. Несколько раз выручал в трудную минуту. Оказывается, он еще и плюется огнем. А то, дракон жеж! В пути заменяет навигатор, с ним не заблудишься даже в пустыне. Когда мы одни, Джег слезает с руки, становится живым и очень милым. В виде браслета он по-прежнему небольшой, но, вообще-то, растет. Только медленно. Драконы, они долгожители.

Смешав кровь, мы не только вылечили друг друга, но и стали мысленно общаться. Это довольно забавно – разговаривать картинками!

Вот и сейчас, возвращаясь с охоты, я, посмеиваясь, слушала (вернее, смотрела) хвастливый рассказ дракона о том, как он победил старшего брата. В дружеской шутливой потасовке, где было запрещено использовать магию и огонь. И, наверное, поэтому не сразу заметила, что с нижних веток толстой сосны на приметной знакомой поляне, сброшен снег. Сброшен совсем недавно, а ветра не было.

Подняв глаза на легкий шорох, я встретила пристальный взгляд крупной кошки. Желтая морда, круглые уши. Явно не рысь: ни кисточек на ушах, ни полосок на морде. Да и размерчик… Странно, у нас, вроде, ничего такого крупного быть не должно. Кугуар? Может, опять из частного зоопарка сбежал? Был у нас в прошлом году забавный случай… Браконьеры сетью крокодила вытащили.

Осторожно повернув лыжи, я попятилась назад, надеясь тихонько обойти поляну и закончить эту встречу мирно. Кошка зашипела, в пасти блеснули огроменные клыки. В ответ на угрозу Джег тревожно сдавил мое запястье.

Возможно, хищница почуяла зайца у меня за спиной? Иначе с чего бы она угрожала человеку — явно не подходящей для нее добыче?

Я плавным движением выставила вперед ладони, пытаясь успокоить и зверя, и моего охранного дракона. Очень уж хотелось разойтись без драки.

И тут на поляну выскочил котенок. Почти что с головой проваливаясь в снег, он, любопытный, как все дети, потянулся ко мне, интересуясь новой игрушкой. Что-то в нем было неправильное, но разобраться я не успела. Мамаша, решив, что ребенок в опасности, прыгнула на врага.

Кошка сидела довольно высоко и, прыгнув вниз, она распахнула крылья. А я, машинально ставя щит, пробормотала:

— Хвостик… Хвостик у котеночка.

В самом деле, и у мамаши, и у милого малыша вместо хвоста было скорпионье жало, гибкое и смертоносное. Увы, это особенность всех мантикор. Но размышлять, откуда в нашем северном лесу появилась эта южная тварь, было некогда. От мощного удара тяжелой кошачьей туши, щит разлетелся мелкими осколками. Но и летучую кошку откинуло в сторону.

Пока она поднималась на лапы и очумело трясла головой, я успела скинуть лыжи и быстро оглянулась вокруг. Где-то здесь была небольшая песчаная пещерка под сосновым выворотнем. Можно укрыться в ней, переждать, пока мантикора с детенышем успокоятся и уберутся подальше.

Ага, вон то темное пятно. Только перед ним… натоптано? Рванувшись все же к пещерке, я запнулась… о ветку? Нет, из-под снега высунулась длинная гладкая кость, дочиста обглоданная. Не человеческая, скорее олень. Под ногой хрустнули еще несколько, помельче. А в темном зеве пещерки что-то шевельнулось.

Логово! Так вот почему она так взъярилась. Ну конечно, я оказалась между зверем и ее гнездом с детенышами. Неловкая ситуация!

— Джег, внимание, опасность! – мой мысленный сигнал заставил браслет на левой руке слегка нагреться. Дракон приподнял голову, оценивая обстановку.

Мантикора приближалась медленно и осторожно, словно обычный кот, нахлестывая по бокам длинным хвостом. Вот, только у кошек тот не заканчивался ядовитым жалом.

Ей, конечно, не понравился удар о невидимый щит, и прыгать снова она пока не решалась. Жаль, я бы пропустила ее над собой и дала деру. А теперь следовало ожидать удара хвостом. Правда, для этого кошке надо подобраться поближе.

Но разъяренная мамаша бросилась в атаку, как простая кошка. Зашипев, широко раскрывая рот, она ринулась на меня, молотя перед собой когтистыми лапами. Я успела крутануться и, откатившись в сторону, подняла руку:

— Джег!

Дракончик выплюнул узкую огненную струю прямо в бок кошке, присевшей на задние лапы. Оранжевый цвет пламени обозначал низкую температуру – Джег, как и я, не хотел убивать мамку малышей. Но опаленная шерсть не произвела на нее никакого впечатления, мантикора бросилась снова. Я кинула ей навстречу тонкую, но прочную ловчую сеть – есть такое заклинание в моем арсенале.

Матикора влетела в ловушку на полном ходу. Сеть накрыла ее целиком и начала потихоньку сжиматься. Плотно прижав крылья к телу, матикора крутилась в сетчатом коконе, пытаясь перегрызть прочные волокна. Зная, что это невозможно, я подошла поближе. Кошка рванулась всем телом и неожиданно подкатилась ко мне вместе с сеткой. Я отпрыгнула, но наткнулась спиной на толстый ствол. Злющая бестия оказалась почти у меня под ногами. Просунуть толстые лапы через ячейки у нее не получалось, но в воздух резко взметнулся тонкий хвост. И я поняла, что не успеваю.

Ни отклониться, ни, тем более, выхватить нож. Смертельное жало летело прямо в лицо.

В крошечное мгновение с моей левой руки сорвался браслет из синеватого металла. В полете он развернулся, превратившись в небольшую ящерицу, которая обвилась вокруг смертоносного хвоста. Неожиданная тяжесть нарушила траекторию движения, потянула вниз, и скорпионий хвост ушел в сторону.

Краткого мига хватило и мне, чтобы, все-таки, отскочить подальше от ядовитой кошки. Джег, поднявшись в воздух на своих маленьких крылышках, вернулся на место, спокойно свернувшись на моем запястье.

Мы уходили под грозные звуки кошачьего рычания. Я знала, что моя сетка не сожмется до удушения живого существа. И исчезнет примерно минут через двадцать. Мы успеем уйти достаточно далеко.

Теперь знала, что в моем лесу стало небезопасно.

До тех пор, пока мы не подружимся с летающей кошкой…
проза

Автор: Ирина Погонина

количество просмотров 173
Система Orphus