Культурный журнал

Сказка про ельчат

Сказка про ельчат
Все леса волшебные. Стоит вам войти в лес и затихнуть, как вы услышите шепоты, смех, пение и другие странные звуки. Это лесной народец празднует какое-то событие, обсуждает насущные вопросы или просто радуется жизни. Лес полон загадок и тайной жизни, а его сердце и душа, его верные хранители – это деревья. Они оберегают устои леса, его традиции. Мощными корнями деревья уходят в землю, крепко держась за старину, ветвями они тянутся к солнцу и воздуху, постоянно меняются в зависимости от условий, а листьями и плодами могут путешествовать. Если вы внимательно прислушаетесь, то обязательно услышите, о чем шепчутся деревья.
Пробуждение
Наступила долгожданная весна, и в глубине дремучего леса праздновали рождение пушистых ельчат – маленьких елочек. Природа пробуждалась от долгой зимней спячки, деревья приветствовали весну и радостно встречали возвращение своих любимых друзей – певчих птиц. Но задумчивые ели-великаны не спали всю зиму, они оберегали покой своих соседей, а теперь величественно взирали на всеобщее ликование. Зато малыши ельчата – еще такие нежно-зеленые, с пушистыми мягкими иголками, еще такие маленькие и взъерошенные – они весело смеялись, когда солнце ласково их щекотало.
– Мама, папа, а что это такое синее и блестящее шумит среди белого и черного? – перебивая друг друга, спрашивали ельчата.
– Это весенние ручьи, несут нам воду для питья.
– А как надо пить, вот так? – ельчата наклонились к лужицам вокруг них и стали плескаться, брызгать друг в друга водой, визжа от смеха.
– Нет-нет, – добродушно улыбнулись родители. – Деревья пьют воду корнями. Ну-ка, попробуйте.
Ельчата почувствовали, что влага от ручьев и луж пропитала землю глубоко-глубоко. Они впитывали воду цепкими корнями, а оттуда вода стала подниматься выше, насыщая ствол, ветки и иголки. Ах, как хорошо, как хорошо жить!
Фея и Солнце
Зима не хотела так просто сдаваться и наслала последние метели и северные ветры. Деревья, уже скинувшие снежные шапки и покрывала, теперь дрожали и жались от холода. Зато у ельчат дома было тепло. Малыши были заботливо укутаны в мягкий мох, а иголки согревали их, как меховые шубки. Тесно прижавшись друг к дружке, надежно защищенные взрослыми бесстрашными елями, они вглядывались в чащу леса, где завывала снежная пурга.
– Кто это так злобно воет в темноте? – пугливо спрашивали ельчата.
– Карр, карр, малыши, какие вы еще маленькие, – прохрипела ворона, вся запорошенная снегом. – Дайте мне укрыться среди ваших пушистых веток, и я расскажу сказку о Снежной фее. Вот, вот так, ох, как хорошо…
Ворона повозилась, зарываясь в мягкие лапки елочек. Она укрылась до самого клюва так уютно, словно скрылась под пледом, прикрыла веками блестящие глаза и продолжила:
– Итак… Жила-была прекрасная Фея, которая любила жизнь, мир вокруг себя. Она часто бродила в лесу среди деревьев и цветов, пела с птицами и бегала со зверями. А больше всего она любила Солнце. Каждое утро она радостно встречала его, дрожа от росы и восторга. Он же ласково улыбался ей, согревал теплом и светом. Каждый вечер она пела ему колыбельную, а он краснел от удовольствия и засыпал. От любви Фея наполнялась золотым солнечным сиянием и была так счастлива, что любой, глядя на нее, сам становился чуточку счастливее. Когда Фея встречала усталого путника, она дарила ему свежесть легкого ветерка, потом целовала на прощанье и тихонько уносилась прочь. Когда видела детей, то присоединялась к их играм, носясь от одного к другому, смеялась и веселилась. Когда шел дождь, она отдыхала среди ветвей деревьев, вот как я сейчас, и призывала возлюбленного. Иногда Солнце появлялся и забавлял ее, играя блестящими искорками в дождевых каплях. Они рисовали разноцветными красками на водном занавесе, и так возникала радуга.
Любовь Феи и Солнца была волшебной, сияющей, ликующей. Но вот у Солнца стали возникать другие заботы. Он не мог проводить все свое время с Феей и появлялся все реже и реже. Без него Фея плакала, а когда он приходил, так радовалась, надевала свои лучшие наряды и украшала все вокруг в самые яркие краски. Но Солнце становился холоднее, он больше не согревал ее и не обнимал, как раньше. Тогда Фея облачилась в белое платье, красивее которого не было на свете, и стала ждать любимого. Долго ждала она, гуляя в засыпающем лесу, насылая друзьям сказочные сны. Наконец Солнце пришел к ней, но как он изменился! Далекий, холодный, отстраненный, он смотрел на белое торжество и смеялся.
Фея так долго грустила, что стала злой. Она покрылась блестящей ледяной броней и стала Снежной феей. Усталому путнику она бросала в лицо колючие снежинки и уносилась прочь, злобно хохоча. Детей она засыпала снегом, превращая их в маленьких снеговичков. А чаще всего она кружилась и кружилась в бешенном танце, все в том же белом платье, плача о своей любви.
– Бедная, бедная Фея, – печально вздыхали ельчата. – Неужели она всегда будет грустить, неужели нельзя ее развеселить?
– Кха-кха-кха, – рассмеялась ворона. – Только солнце может растопить ее оледеневшее сердце. Так и будет, ведь так всегда было, и так всегда будет. Они сходятся, потом расходятся. Это вечный круг, колесо любви и жизни, которое никогда не останавливается. Не волнуйтесь, дети, Солнце уже пришло, и хотя Фея пока еще злится, она непременно смягчится в объятиях своего любимого, станет прежней доброй, веселой, нежной и счастливой. Влюбленные всегда прощают друг друга, стоит им вновь почувствовать ласковый взгляд и радостную улыбку, говорящую: «Я люблю тебя, несмотря ни на что!»
Сестренки
Вскоре действительно наступила настоящая весна. Снег совсем растаял, ручьи пропитали почву, питая корни деревьев. Лес вдруг ожил, заполнился суетой и шумом, все вокруг встрепенулось, зашевелилось, загомонило. Деревья подернулись зеленой дымкой, а в их ветвях поселились птицы. Из берлоги вылез медведь – царь леса, зайцы поменяли зимние белые шубки на летние бурые, и все стали обновляться и прибираться.
Одним прозрачным утром ельчата проснулись от тонкого писка:
– Помогите, спасите! Ой-ей-ей!
По молодой траве, подгоняя друг друга, бежали две полевые мышки. Они устало вздыхали, пищали и бежали дальше.
– Ой, Тонечка, не могу, не могу больше, – плакалась одна.
– Беги, Сонечка, не отставай, – торопила вторая.
– Что случилось, мышки? Почему вы так спешите? – спросили их ельчата.
– За нами гонится лиса! – пропищали мышки.
– Прячьтесь скорее среди нас!
Мышки заползли в мох, которым были укутаны корни деревцев, а ельчата укрыли их сверху своими колючими ветвями. Вскоре прибежала лиса. Она чуяла по запаху, куда спрятались мышки, но не могла к ним сунуться. Ельчата больно укололи ей лапки и нос, так что лиса заворчала, потирая пораненные места и убежала.
– Спасибо вам большое, – пищали сестренки, высунувшись из укрытия. – Беда миновала, мы спасены!
– Оставайтесь у нас, – предложили им елочки. – Постройте тут домик, живите рядом с нами, никто вас не обидит.
Мышки с радостью приняли это предложение. Они давно мечтали о приключениях, путешествиях и переезде на новое место. Раньше они жили в светлой березовой роще, которая так прекрасна белыми стволами и нежными листьями. Но пришла пора перемен, и вот они оказались в еловом лесу, который совершенно отличается от их прежнего дома. Тут пахнет хвоей, тенистая земля устлана сухими иголками и шишками, а кругом много теплого мха.
– А мы не можем путешествовать и переезжать, – грустно заметили ельчата. – Мы привязаны к земле корнями.
– Что бы стало с землей, если бы на ней не осталось ничего устойчивого? – отозвались их родители. – Мы, деревья, твердо стоим на своих основаниях. Мы сохраняем и приумножаем наследие леса. Мы очищаем воздух и являемся прибежищем для множества живых существ. Мы можем путешествовать, отправляя свои листья и семена в полет с ветром, чтобы пробудить жизнь на новой земле. Без деревьев не будет леса, не будет целого мира. Посмотрите на своих новых друзей! Ведь это вы дали им новый дом!
Тем временем мышки живо принялись за постройку уютного домика в еловых корнях. Стены они возвели из прочной коры, крышу выложили лапником, а пол застелили мягким мхом. Из шишек соорудили необходимую мебель. Сестренки заспорили, когда стали украшать свое жилище цветами.
– Голубые колокольчики подходят лучше всего! – утверждала Тонечка.
– Но яркие маргаритки выглядят радостнее! – настаивала Сонечка.
Ельчата рассмеялись. Мышки спорили постоянно, поднимая писк и возню под пушистой хвоей, но какие сестренки не спорят между собой, продолжая любить и защищать друг друга?
Туристы
Жаркое лето пришло неслышными зелеными шагами, заполнив лес оживлением его жителей. Ельчата радовались, глядя на преобразившихся друзей, одетых в красивые наряды. Деревья танцевали на ветру, перешептывались, ловили солнечных зайчиков, которые вспыхивали на их блестящих листьях. Всюду раздавались смех и пение, шелест и шуршание, а также ауканья, беготня и перекрикивания ребят. Кто-то приходил в лес собирать землянику, кто-то просто погулять. А однажды на опушке, где росли ельчата, расположился лагерь туристов.
Ельчата с удивлением разглядывали своих гостей. Они еще никогда не видели людей так близко. «Слишком шумные, но в целом симпатичные», – решили деревца. Люди быстро соорудили себе норки из странного материала, сделали огонь в ямке на земле, приготовили еду в больших скорлупках. Потом ельчата услышали самую прекрасную музыку и пение, которое туристы производили при помощи деревянного инструмента с тонкими веточками. Все это было удивительно и чудесно.
– Ребята, давайте соберем побольше веток и хвороста для ночного костра, — сказал старший из туристов в ярко рыжей бейсболке. – Стой, Артур! – вдруг воскликнул он.
Артур изо всех сил тянул гибкую веточку осины, росшей чуть поодаль. Осина дрожала и плакала, но сопротивлялась и не сдавалась. Мальчик крутил и дергал ветку, пытаясь ее оторвать, но осина не поддавалась. Тонкая кора треснула, обнажилась нежная зеленая мякоть, которая никак не желала расстаться с деревом.
– Не смей! – воскликнул турист в бейсболке, отдернув руку Артура от дерева. – Слушайте все! Собирайте хворост и сухие ветки, которые лежат на земле. Но ни в коем случае не ломайте ветки живых деревьев. Они ведь все чувствуют. Смотрите: эта ветка зеленая, на ней растут листья. Это все равно, если бы у нас попытались отобрать руку.
Артур засунул руки в карманы куртки и отошел в сторонку. Осина облегченно вздохнула, а вместе с ней радостно зашумели и другие деревья. Ребята зашептались: «Время костровых сказок!»
Огненные сказки
Сгущалась ночь, и вокруг ярко разгоревшегося костра собрались люди, деревья, птицы и животные, чтобы послушать костровые сказки. Даже сонная Фея удобно улеглась в ветвях взрослых елей, укрывших слушателей плотным кольцом от ночных ветров и холодов. Отблески огня плясали на раскрасневшихся лицах мальчиков и девочек, вспыхивали зелеными искрами в сочной хвое ельчат, отражались звездами в бусинках глаз Сонечки и Тонечки, мерцали из-под полуопущенных век старой вороны. Казалось, в волшебный круг прибежали и юркие огненные змейки – прислужницы Хозяина горы. Они перебегали от руки к носу, от ботинка к шубке, не позволяя слушателям слишком близко приближаться к костру. Ельчата завороженно смотрели на огонь, который до смерти пугал их, но и очаровывал, как все страшное и прекрасное одновременно.
– Жил-был на свете огненный мальчик, — начал первую сказку старший в рыжей бейсболке. – Он был добрый и веселый, очень трудолюбивый и деятельный, но уж слишком вспыльчивый. Стоило мальчику распалиться, как он сжигал все, к чему прикасался. Он все портил от чрезмерного усердия, ранил людей, с которыми сталкивался, крушил дома и поля, беспощадно уничтожал плоды долгих трудов других людей. При этом нельзя сказать, чтобы Огневик всегда был такой злой, нет. Но настроение у него было неустойчивое: то он помогал другим, согревал в холод, освещал путь в темноте, кормил голодных, провожал заблудившихся; то заманивал, сбивал с толку, испепелял дотла. Он всегда был ненасытен и хотел большего, искал что-то и не находил, и смеялся, смеялся над всеми. Помогал людям – тихо посмеивался, сжигал дома – хохотал… Но вот однажды он встретил чудесную водяную девочку…
– И что же? – не выдержал кто-то.
– Девочка обняла его и потушила, – рассмеялся парень.
Подкидыш
Лес снова начал преображаться. Ельчата заметили это не сразу, но постепенно они стали улавливать изменения, которые происходили вокруг. Днем Солнце еще согревало, но ночью земля быстро остывала. Деревья вновь переодевались, примеряя желтые, красные и оранжевые наряды. Ельчата смотрели на соседей с завистью, ведь их иголки оставались всегда зелеными.
– Почему мы не меняем цвет? – спрашивали они родителей. – Почему мы растем, но не меняемся? Почему у нас нет красивых платьев и украшений?
– Ваши наряды куда более добротные и надежные, чем у остальных деревьев, – отвечали взрослые ели. – Взгляните на соседей. Их яркие листья стали сухие и хрупкие, они радуют глаз, но не согревают. Стоит подуть сильному ветру, как листья облетят, станцуют последний осенний танец и покроют землю ковром. А ваша хвоя крепка и прочна, зимой согревает, летом освежает. Не завидуйте остальным, ведь вы особенные – вечнозеленые деревья.
Ельчата не могли принять такой благоразумный совет и успокоиться. В самом деле, почему бы им не желтеть, как кузенам лиственницам? Так что им оставалось только вздыхать, глядя на золотое и багряное великолепие осеннего леса.
– А вот я бы хотела иметь крылья и летать с птицами на юг, – мечтательно протянула Сонечка.
Мышки весь день хлопотали, собирая припасы на зиму. Сейчас они сделали перерыв и любовались стаями перелетных птиц, которые четким треугольником летели в небе.
– Да, было бы интересно посмотреть на южные земли, – вторила ей Тонечка. – Слышала я историю об одной отчаянной путешественнице…
– Ах, нам бы уже давно пора лететь вместе со всеми, – раздался вдруг мелодичный голос из осины. – Но мы не можем оставить младшенького. Он еще плохо летает, не выдержит перелет.
Среди ослепительно желтых дрожащих листьев осины было укреплено прочное гнездо, в котором сидела маленькая птичка, заботливо обнимающая большого неповоротливого птенца. Старшие птенцы – похожие на маму маленькие птички, прилетали и улетали, ловили сонных мошек и разминали крылья.
– Младшенький родился поздно, – продолжала птичка. – Он с трудом выбрался из яйца, а потом никак не успевал за старшими братьями и сестрами.
– Мама, нам надо улетать скорее, или мы замерзнем тут, – сказал один из старших птенцов.
– Но как мы можем? Он ведь твой братик, он мой сынок. Мы не можем его бросить тут. Посмотрите, он такой безобидный, добрый мальчик.
Младшенький птенчик вылупил свои большие круглые глаза, вытянул длинный клювик и произнес: Ку-ку! Ку-ку!
– И вот всегда он так, – вздохнула мама птичка.
– Младший совсем не похож на вас, – осторожно заметили ели. – Может он и не сможет долететь к югу, но выглядит достаточно крепким и сильным, чтобы пережить зиму.
– Улетайте, а мы присмотрим за малышом, – сказали ельчата. – У нас очень теплая хвоя, птенец не замерзнет.
– Да-да, а мы будем делиться едой, составим компанию в зимние вечера, – поддержали мышки.
– Вы так думаете? То есть правда? Нет, то есть да, то есть это было бы… Как вы думаете, дети? Это ведь только на зиму, так ведь?
Птичка суетилась, нервничала и прижимала к себе младшенького, но решение уже было принято. Братья и сестры малыша перенесли гнездо к ельчатам и укрепили его между раскидистых ветвей. Получился уютный теплый домик, со всех сторон защищенный хвойными лапками ельчат.
– Я бы осталась, если бы могла, ты же знаешь, – ворковала птичка, прощаясь с малышом. – Но мы не приспособлены к холоду, да и остальным детям надо показать дорогу к нашему южному дому. Тебе здесь будет хорошо, о тебе позаботятся. А ты будь хорошим мальчиком и жди нас. Весной мы к тебе вернемся, обязательно!
– Ку-ку! – отвечал малыш. – Ку-ку!
Ночью кукушонок, оставшийся один в своем гнезде, сидел неподвижно и ждал. Из-за деревьев выплыла луна. Она залила тихим светом спящий лес, отразившись в больших глазах малыша двумя круглыми сияющими блюдцами. Кукушонок вытянул крылья, весь задрожал и словно тоже начал светиться, как маленький ночник. Перышки его становились все прозрачнее, только глаза сияли, отражая луну. Потом вдруг он стал легкий-легкий, прозрачно-светящийся, похожий на сияющее серебристое облачко. Тогда преобразившийся птенец выплыл из гнезда и мягко полетел между деревьев и спящих птиц и зверей, туда, где его встретила Фея. Всю ночь кукушонок и Фея танцевали среди звезд, рассказывали истории и обещали вместе ждать весны и возвращения любимых. Утром, когда ельчата заглянули в гнездо, они увидели мирно посапывающего кукушонка, спокойного и невозмутимого, как всегда.
Подарки
После осеннего калейдоскопа красок, когда солнце озаряло разноцветье листьев, а дикий ветер их кружил по воздуху, лес вдруг затих. Ельчата проснулись от необыкновенной тишины и замерли в изумлении: мир вокруг стал неузнаваемо белым. Мягкое покрывало укутало и землю, и деревья, и кустарники. С неба продолжал сыпать крупными хлопьями снег, пушистыми и легкими снежинками укладываясь на иголки ельчат. Потихоньку из своих норок и гнезд выглядывали жители леса и с восхищением смотрели на заснеженный дом. Из конца в конец передавался шепот: «Зима пришла! Зима пришла!»
Зима пришла с холодами и снегопадами, но в домиках было тепло и уютно. В бураны мышки-сестрички приглашали в гости кукушонка и пили чай из шишек с малиновым вареньем, пока за окном безумствовала метелица. Старая ворона хрипло смеялась, глядя на них, рассказывала страшные сказки и улетала по своим таинственным делам. Ельчата подросли за лето и теперь защищали своих друзей от ветра и голодных хищников. В погожие дни они играли на хрустящем снегу. Сонечка предлагала лепить снеговичков, но Тонечка больше любила кидаться снежками и кататься с горки. А кукушонок сидел в гнезде и разглядывал блестящий снег, который красиво падал на его перышки. Так проходили дни зимнего затишья, пока однажды в лесу не раздался перезвон колокольчиков, возвещающий о приближении волшебника.
- Добрый Дедушка Мороз! К нам приехал Дед Мороз!
Радостные крики раздавались во всех уголках леса, ведь это самое волшебное время года, когда исполняются желания и дарятся подарки. Тройка серебряных оленей мчалась среди деревьев, неся радость и веру в чудеса. Высокий колдун взмахнул магическим посохом раз – и лес засиял тысячью огней, два – и у всех животных кладовые заполнились вкусной едой, три – и начался новогодний праздник.
– Ну а вы чего желаете? – спросил Дед Мороз ельчат.
– Мы всегда мечтали о красивых нарядах, как у других деревьев, – робко произнесли елочки. – Мы хотим меняться и радоваться вместе со всеми.
– Хм… – Волшебник задумчиво потер свой красный нос, пощипал седую бородку, потом хлопнул в ладоши. – Придумал! Я дам вам гораздо больше, чем просто красивый наряд. Вы станете символом зимнего праздника! Для украшения елочки к Новому году будет собираться вся семья, а под нее будут класть подарки для детей и взрослых. Отныне без вас праздник будет невозможен, елочка будет источником радости и смеха. Пусть сияют на вас разноцветные огни, висят игрушки и гирлянды, а вокруг будут дети петь и танцевать. Ликуйте, милые ельчата! Раз в году, пусть раз в году, но вы будете самыми важными деревьями на свете!
Так ельчата превратились в новогодние елки, да не простые, а волшебные! Они не только украшают праздник и наполняют воздух вкусным хвойным ароматом, но и дарят людям веселье и счастье. А если в полночь, после боя курантов, прошептать заветное желание елочке, то оно обязательно исполнится. Ведь желание ельчат исполнилось!

Автор: Леся Мур
проза

количество просмотров 26
Система Orphus