Культурный журнал

ТиФЛиС

Сумеди
От автора:
Я Анастасия Сумеди, победитель Всероссийских олимпиад школьников по литературе и обществознанию, волонтер проекта «Московское долголетие», активист, веб-дизайнер и просто творческий человечек.
Я хочу внести свой крохотный вклад в историю журнала «Стол» и потому присылаю Вам один из моих текстов.

Футурист Василий Каменский играл не только со словом, но и с картинками – зрительными образами и основанными на них ассоциациями. Его книга «Танго скоровами. Железобетонные поэмы» — верх зауми и странностей, которые я берусь разгадать.
Я превратила заумную картинку в слова. В них – сплав автобиографической поэмы и вольного верлибра. И привет от Васи Каменского.

тифлис

- Хочешь, я покажу тебе
Карту Тбилиси? -
Открывая
Сборник своих поэм,
Ненавязчиво предложил я
Читателю.
- Сначала была просто схема,
Но я подумал…
И приписал к ней слова,
И назвал все поэмой
«Тифлис».
И опять со шрифтами играл,
И особенно с буквами Ф.
ТиФ / Лис.
В Грузии началась эпидемия?
Или животные болеют тифом?
Это название
Было именем собственным.
Я поделил его пополам -
Получил
Два полностью
Несовместимых слова -
Тиф и Лис.
А у меня родились ассоциации:
Тиф ~ болезнь века.
(Революция!)
А Лис ~ часть природы,
Она у меня на схеме
Как пейзаж.
Смотри:
Ломаной змеей
Шумит подруга Арагвы,
Кура.
О, памятные места,
Откуда бежал когда-то
Мцыри!
А Святая гора,
Где храм Давида стоит,
Пуста…
На нее взбирается лишь
(На французский манёр)
Funiculaire.
Я был там в 1914ом,
Жил в «Палас-отеле» на Головинском
Проспекте,
А справа, где домик стоит,
По ту сторону от Казбека
(Угрюмого,
Что спорил с Шат-горою),
Жил Кирилл Зданевич -
Автор
Всех этих рисунков,
Которые стали Железобетонной
Поэмой.
В Тифлисе мы устроили марш футуристов.
Про нас написали в газете, что мы -
Клоуны!
Бурлюк, Маяковский и я
«Три субъекта в странных одеяниях…
Цирк!»
И вот на карте моей тифлисской
Появился цирк «ГДЕ Я» – там я
Выступал.
Рядом с всадницей медной
Которая постоянно падала
С коня.
И как же я мог, приехав на юг,
Не вспомнить про южные
Ссылки
И южные смерти! Я изобразил в поэме
Топосы романов прошлого века.
Вот они.
Здесь дипломат наш убитый лежал,
Родитель Чацкого и Молчалина,
Грибоедов.
Здесь Грушницкого поглощала пропасть,
А Казбич крал Бэлу.
Лермонтов
Еще писал о царице Тамаре,
О Демоне, о Мцыри, о кавказском
Пленнике…
Преодолевая теченье Куры,
Пересекая чернильные волны,
Воронцов
Беспощадно врезается в горы,
Стремясь к Головинскому проспекту.
Губернатор
В 1820е. Ему, кажется, посчастливилось
Подпортить жизнь ссыльному
Пушкину.
О, это ему не мешало, — скажете вы!
Печаль его была светла на холмах
Грузии!
Ведь тут-то, наконец-то,
Исчезла с глаз его
Толпа!
Тупая чернь безумными глазами
(И теми круглыми зрачками, что у меня в поэме)
Не глядела
На него. И некому кричать-то было
«Сарынь на кичку!»
Хоть и войне
(Кавказской в том числе)
Присущ был этот клич,
Но у меня
Он значит: Прочь, чернь, толпа!
Сгинь в горы, на кичку!
Переводами
Я позабавиться решил.
На армянском хотел написать
«Эрджанкутюн»,
А тут такое дело:
Когда ты меж словами делаешь разные
Пробелы,
Рождаешь вдруг пучок
Самых «многозначных»
Смыслов:
«Сотри это! Проснись! Взбодрись!»,
А другие и вовсе
Непереводимы.
Вот, впрочем, вся моя поездка
Из Баку в Бат
УМ
И только здесь,
Вдали от противной
Столицы,
Могу я забыть этот цирк,
Что недели две назад случился -
Революция!
Боже, что от нее получил народ?
Зачем эти полоумные тифозные
Метанья?
Мне надоело все!
Я улечу на помеле
К Сатурну!
Спрячусь там от людской молвы
И буду вспоминать
Тбилиси…
Еще Тифлис горбатый
Не приснился Мандельштаму,
А я
Благодарю судьбу! Спасибо и на том.
И внизу в углу подковку тем оставлю,
Кто
Понял мои иероглифы.
Я старался рассказать по-простецки,
А получилось глупо.
Простите.
Искренне ваш,
В а с я К а м е н с к и й


Автор: Анастасия Сумеди

стихи

количество просмотров 113
Система Orphus