Культурный журнал

Мечта

Мечта, сказка Лизы Поелуевой

Предновогодний вечер. Маленький мальчишка возвращается с музыки домой, один, по заснеженным улицам ставшего сказочным города. Сегодня они с преподавателем учили песенку про снежинку. Ваня хотел спеть её под ёлкой в новогоднюю ночь. Для Деда Мороза, ну, или, в крайнем случае, для его уполномоченных представителей (родителей).

И вот идёт он один по улице, тихонько повторяя новую песенку. И… вдруг начинается волшебный снегопад… Какой только в сказках бывает… Ваня такого искристого мягкого и пушистого снега за все свои восемь лет не видел… На улице никого не было, только горели фонари, которые ещё больше придавали сказочности этому снегопаду. Мальчику казалось, что падает не снег, а маленькие звёздочки сыплются с неба. Мальчик стал кружиться, по-детски искренне радуясь снегу. Для южного города это действительно было радостью. А уж Ваниному восторгу не было предела… Он, переполняемый чудесными эмоциями, бросал в воздух синюю шапку, увенчанную бубончиком, и с удовольствием ловил её, играясь.

На улице уже окончательно стемнело, когда Ванька направился домой немного утомленный, но все же довольный! И вот уже перед самым подъездом обыкновенного серого дома он остановился… Стоит он, маленький мальчик в синей шапке набекрень и холодными ручками, и задумчиво смотрит в небо… Вам может показаться интересным, о чём так может задуматься восьмилетний мальчишка. А я скажу. Он стоял и, смотря на блестящие падающие с неба снежинки, вспоминал слова песенки:

«Снежинку хрупкую спрячь в ладонь, желание загадай»… Потом мучительная пауза, и слова песни опять всплывают в голове: «Если снежинка не растает…» И тут мысль мальчишки понеслась вперёд, вдаль… «Если…» — думал он, — «если всё это правда, то… То я смогу сделать так, чтобы мой папа… мой папа стал здоров…» Это была его самая-самая заветная мечта. Ванин отец попал в тяжелую аварию, и вот уже целый год он лежит, прикованный к постели… А мальчику ведь так хотелось покататься с папой на велосипеде или как прежде жечь костёр, так же, как это делали его школьные друзья со своими отцами… Да и мама с тех пор занятая и грустная всё время… Один вопрос казался неразрешимым для маленького Вани… «Какую снежинку выбрать?!»

Он долго стоял, задрав голову, и выбирал… выбирал… Ту самую белую крошку, столь важную для него. Именно ту, которая смогла бы осуществить мечту… Оголившуюся от шарфа шею покалывал падающий снег. Казалось, Ваня провёл вечность, выбирая снежинку, хотя на самом деле прошло едва ли несколько минут. И вдруг… «Вот ОНА!» — закричал Ванька, не скрывая восторга… Если бы вы только видели её… Ровная, аккуратная, симметричная и при этом безумно красивая. Не белая, а, скорее, прозрачно-голубая, словно кристаллик-малютка, она села ему на ладошку… Ваня изумленно смотрит на неё… разглядывает… Ещё мгновение, и он начинает быстро-быстро шептать ей всё то, чего так долго хотел… Словно человеку, он рассказывал малютке всё и очень просил, чтобы она исполнила его желание. Потом мальчик сжал покрасневшие на морозе пальцы в кулачок и поспешил домой…

Бегом он поднимался по лестнице, спеша показать маме его исполнительницу желаний и рассказать ей про все эти странности. Он бежал, бежал… Позвонил в звонок…

Дверь открыла уже порядком взволнованная задержкой сына уставшая мама. Она уже хотела ругаться, но, увидев волнение ребёнка, не стала. «Мама! МАМА!» — закричал он с порога. «Я… тут… снежинка… как в той песенке… я её поймал… и всё-всё ей рассказал…» Мама мало что понимала в словах сына, пыталась его успокоить. А он не унимался… всё рассказывал маме о том, как загадал снежинке желание… Он говорил, сбиваясь, волнуясь, но очень хотел, чтобы мама его поняла. Закончил он свой рассказ словами: «Мама, смотри, эта снежинка исполнит нашу мечту. Она ведь такая красивая… Ты только взгляни…» Он раскрыл ладошку и… И стал плакать… Плакать с истинной горечью — слёзы так и текли по щекам. Они буквально сыпались градом с румяных щёк Вани… Не хныкал, как это любят делать дети, а плакал, пытаясь сдержать слёзы, как это должен делать мужчина, но не мог… «Она растаяла…» — едва смог выговорить мальчик. Он смотрел на ладошку, в которой лежала капелька… Такая же прозрачная… но это была не снежинка…

«Она исчезла… Мама… Она пропала», — всхлипывая шептал он. «Мамочка, значит, теперь никогда папа не будет здоров?.. Мама…»

Мама растерялась… Обняла расстроенного сына, всё ещё держащего ладошку лодочкой, чтобы хоть капелька не убежала… «Не плачь», — сказала мама. «Не плачь, Любимый! Мы сейчас всё исправим…» — добавила она, поцеловав сына в макушку.

Женщина встала со стула, подошла к шкафу с посудой и достала крошечную тарелочку. Возвратилась к сыну и, став перед ним на колени, глядя в глаза, сказала: «Ванечка, всё получится! Клади капельку в это блюдце. Клади! Не бойся!» Она поднесла стеклянное крошечное, почти игрушечное, блюдце к его руке и помогла бережно перелить капельку. «А теперь, — сказала мама, — мы положим её в холодильник, и, если опять появится снежинка, наш папа выздоровеет», — закончила она. Женщина с трудом верила в то, что говорила, но ей так хотелось разделить с сыном его мечту… У неё даже почти получилось скрыть грусть и улыбнуться сыну, хотя в последнее время это было редкостью…

«Мама», — прошептал Ваня, обняв самого близкого человека на свете. «Мама, — повторил он чуть громче, — у папы все будет хорошо, я тебе обещаю…» В эти слова он вложил всю серьёзность и ответственность, что только смог…

Время шло… Снежинка действительно появилась на блюдечке. И, как это ни удивительно, она выглядела так, как описывал её маленький Иван. Он твёрдо верил, что скоро, совсем скоро папа будет здоров. Каждый день мальчик спешил домой, чтобы узнать, как чувствует себя папа. Лучше ли ему… Уже весна давно вступила в права, уже давно растаял снег и цвели сады. А Ванина снежинка всё лежала на блюдце в морозильной камере холодильника. В первых числах апреля, на весенних каникулах, когда Ваня был дома с отцом дни напролёт, его отец сумел сесть.

С этого дня, с четвёртого апреля, началось явное и быстрое выздоровление любимого папы. Радость наполняла дом. Каждый новый день был радостнее предыдущего… Ваня и мама были счастливы. К осени папа уже самостоятельно ходил по дому и даже старался помогать маме по хозяйству и Ване с уроками. Мальчику никак не давалась математика, и помощь отца была очень важна и полезна для маленького школьника.

И вот, в канун Нового Года папа решил прогуляться по улице с сыном и любимой женой. За два года это был первый раз, когда он вышел на свежий воздух. Вдыхая его полной грудью, неуверенно выходя из подъезда, мужчина говорил: «Как я рад, что снова могу быть с вами, дорогие мои… Что могу идти по улице, уже практически самостоятельно. Скоро будем на великах гонять», — сказал он сыну, хлопнув его легонько по плечу.

И в этот момент пошёл снег… Такой же сказочный снегопад, как в тот волшебный вечер… Ничто не мешало свободному падению лёгких снежных хлопьев на землю. Они укрывали серый асфальт белым одеялом, ложась близко-близко друг к другу… Папа обнял маму со всей имеющейся у него нежностью, пытаясь прикосновениями передать всю радость, имеющуюся внутри… Ваня тихонько убежал домой. Зайдя домой, он побежал к холодильнику и, взяв блюдце с той самой снежинкой, поспешил вернуться к родителям. Спустившись вниз, он подошёл к маме с папой… Он улыбнулся маме и, держа в руках блюдце, стал рассказывать историю о чудесной снежинке своему папе. Теперь уже стоящему на ногах, уже здоровому и, конечно, самому любимому папе! С маминой помощью Ваня рассказал всё до мелочей. Папа стоял с изумленной улыбкой. Он задал лишь один вопрос: «Ванечка, а что мы теперь будем делать с нашей спасительницей?»

Ваня задумался… За него поспешила ответить мама. «Оставим», — сказала она, нарушив возникшую тишину. «Пусть оберегает нас и дальше от невзгод».

«Нет!» — твёрдо сказал Иван. «Нет!» — это звучало слишком серьёзно и решительно для мальчика девяти лет. Родители немного растерялись, услышав такую серьёзность в словах сына. И вместе удивленно спросили: «Но почему?»

«А потому», — всё так же серьёзно начал мальчик… «Потому, что она вылечила моего папу, она помогла мне. Значит, теперь я должен вернуть её. Вернуть туда, откуда взял. Она сделала для меня всё, что могла И теперь, если я её не отпущу, она не сможет помочь другим…» В этих словах было столько чувств, столько решительности… Родителям было нечего добавить. Они лишь смотрели, как их сын вышел на середину пустынного двора, освещаемого лишь светом фонарей, и там, найдя небольшой пенёчек, оставил светлое блюдце с волшебной снежинкой…» Перед тем, как уйти, он встал на колени в снег, перед тем пеньком, и прошептал маленькому кристаллику с такой же надеждой, как и в тот вечер, год назад: «Ты улетишь, мне будет без тебя немного грустно. Но лети… Помоги, пожалуйста, другим. А я постараюсь объяснить людям, что чудеса случаются. Там, где в них верят… Чем сильнее верят, тем чаще они случаются… Моё чудо случилось… И У ОСТАЛЬНЫХ ПОЛУЧИТСЯ!!!» — закончил он громко, вставая и поднимая голову к небу. Затем мальчик тихонько подошел к родителям.

Они долго ещё стояли молча, наблюдая, как под светом фонаря маленькие звёздочки опускаются на землю…

фото Екатерины Мордачёвой

Автор: Лиза Поелуева
Фото: Екатерина Мордачёва

comments powered by HyperComments
количество просмотров 486
Система Orphus