Культурный журнал

Работы участников фестиваля «ART PLANETA. TEATR»

фестиваль

«Белорусское кино»

В жизни человека каждое событие случается впервые, и дата, когда это произошло, запоминается надолго. Такие «первые» даты бывают в жизни не только человека, но и целой страны. Для Беларуси одной из таких вех стало 17 декабря 1924 года – день, когда было принято решение о создании Управления по делам кино при Народном Комиссариате просвещения БССР «БелГосКино». Сегодня эта дата отмечается как День белорусского кино.

Изначально «Белгоскино» занималось производством только научно-популярных фильмов и хроник. И только через два года появился первый белорусский художественный фильм, снятый по мотивам повести Михася Чарота «Свинопас». Через сорок лет, в 1966 году, в честь юбилея этого фильма кинематографисты приняли решение открыть Музей истории белорусского кино.

Так случилось, что я попала в этот музей. Прогуливаясь с родителями по набережной, мы присели на скамейку под уютной тенистой ивой и прочитали вывеску над дверью. Мы и скамейку выбрали из-за того, что нам очень понравился красно-белый домик и прохладная вода неподалёку. И, конечно, решили, что это судьба – побывать в таком удивительном, очень известном и в то же время скромном музее.

Чудеса начались прямо у входа. После зелени, яркого солнца и теней попадаешь в прохладное чёрно-белое фойе. Первое, что бросается в глаза, как только ты входишь в музей, – это красивое оформление стен, плакатов и даже мебели. Всё сделано так, чтобы посетитель сразу почувствовал невероятную атмосферу этого места. Стены причудливо разрисованы чёрно-белыми красками, повсюду висят оригинальные афиши старых белорусских фильмов, за дверцами стеклянных шкафов аккуратно расставлены самые разные предметы, связанные с миром кино, некоторые выглядят странно и непривычно, но очень интересно. На стенах одного из основных коридоров, который ведет в кинозал, висит целая серия чёрно-белых картин. Это история старого кино: кадр из кинофильма, портрет актёра или режиссёра, хроника тех дней. Как будто лента времени перед глазами. А рядом – графика современных авторов, которую разглядываешь и разгадываешь одновременно.

Каждая из комнат этого музея оформлена не просто как обычный музейный зал, а как самостоятельный экспонат, который хочется рассматривать долго и внимательно.

Почти все экспонаты этого музея можно трогать, фотографироваться с ними, а также практически всё кинооборудование находится в рабочем состоянии, и экскурсовод никогда не откажется продемонстрировать его в деле.

После основной экскурсии по музейным комнатам нас пригласили в небольшой современный кинозал, где показали отрывок из первого белорусского анимационного фильма, который был ещё «пластилиновым», а потом мы смогли увидеть небольшой фрагмент из фильма «Лесная быль», про который я хочу рассказать отдельно.

Сюжет фильма разворачивается в 1920 году, во время советско-польской войны. Погоня, приключения, смертельная опасность и верные друзья, борьба не на жизнь, а на смерть, любовь и патриотизм – все вечные темы и приёмы нашли место в этой ленте. Этот фильм был немым, во время его просмотра можно было услышать лишь стрекот аппарата, с помощью которого прокручивалась кинолента. Состоял он из восьми частей, и общий хронометраж составлял около полутора часов.

Это был первый белорусский художественный фильм, и его по достоинству оценили все. Он стал настолько популярным на территории Беларуси, что приняли решение отправить этот фильм за границу, но, к сожалению, за рубежом фильм не прошёл цензуру и был запрещён. Зато во всех кинотеатрах СССР кинолента пользовался большим успехом ещё долгое время.

Режиссёром картины, а также одним из её сценаристов выступил заслуженный деятель искусств РСФСР – Юрий Викторович Тарич, а главные роли исполнили Л. Данилов и Т. Котельникова.

Если говорить честно, то нам, современным зрителям, уже давно привыкшим к различным спецэффектам, хорошему музыкальному сопровождению, да и просто качественной цветной картинке, было довольно-таки сложно смотреть эту картину. Но всё же я могу понять того, ещё не искушенного белорусского зрителя, который впервые в своей жизни увидел действительно хороший художественный фильм.

Меня так поразил музей, что я нашла много информации в Интернете и уже другими глазами посмотрела на работу всех людей кино, включая смотрителей небольшого красно-белого музея с чёрно-белыми фотографиями и афишами внутри.

Я уверена, что каждый изумился бы, открыв двери в этот гостеприимный уютный дом. Несмотря на то, что после этой встречи прошло уже довольно много времени, я очень хорошо помню те чувства, которые охватили меня во время просмотра этого фильма, – удивление и гордость. Удивление оттого, что так давно кино в нашей жизни, такое разное и искреннее. И чувство гордости, что так много талантливых, добрых и умных людей, которые связали с ним свою жизнь, живут в нашей стране. Я вернусь сюда, и если повезёт, то с друзьями, для того, чтобы ещё раз прикоснуться к удивительной истории белорусского кино.

Автор: Голубцова Вера (13 лет, г. Могилев)

«Верю в чудо»

Много чудес в мире. Некоторые из них созданы самим человеком, а воз-никновение других не могут объяснить даже самые известные ученые мира. Ну а мне кажется чудом все, что встречается в жизни впервые.

На уроке белорусской литературы учительница прочитала нам рассказ «Елка з белымi кветкамi» Василия Хомченко. Рассказ очень интересный, не-обычный и познавательный. Мне он очень понравился. Особенно меня за-интересовало то, что на Новый год в доме героя этого рассказа цвела вишня. «Неужели это правда?»- подумала я. И мне очень захотелось проверить и разобраться.

В рассказе я услышала незнакомые для меня слова — «славяне», «бог Кернис». Все оказалось удивительно простым. Славяне – это наши предки, люди, которые в древности жили на территории нашей страны.Они издавна почитали вишню и верили, что у нее есть могущественный покровитель – бог Кернис. В его власти было сделать так, чтобы был богатый урожай фруктов и овощей. Поэтому наши предки задабривали бога Керниса и украшали цве-тущие вишневые деревца горящими свечами. Заставить цвести дерево зимой – дело хлопотное, вишню заменили елью, которую к рождественским и ново-годним праздникам и в наши дни принято украшать.

Как же мне захотелось встретить наступающий Новый год не с ёлкой, как обычно, а с цветущей вишней!

Я знала, что зимой деревья «спят». Всё лето они с усердием запасают в стволах и ветках крахмал. С наступлением холодов соки дерева постепенно густеют. Позже движение соков замедляется, почти останавливается. Дерево «засыпает». Для того чтобы дерево «проснулось», нужно дать ему тепло, светло и питание. Нельзя «будить» дерево раньше декабря, потому что оно должно “отдохнуть” некоторое время.

Мороз в этом году в декабре был небольшим, и замерзнуть успел только верхний слой земли. Я уговорила маму выкопать одну и самых маленьких вишенок в саду. Дерево внесли в теплый дом, и я стала поливать его теплой водой.

Сначала мне казалось, что ничего не получится, потому что вишня долго не просыпалась. Мы с мамой поливали дерево водой с удобрениями. Поста-вили его у окна, чтобы было больше света. Спустя две недели стали набухать верхние почки, а еще через несколько дней зацвели первые цветы.

К Новому году цвело уже много цветов на вишневом деревце. Чудо про-изошло! Я сама смогла его сделать! Чтобы не выкапывать каждый год дерев-це, можно посадить в кадку семечко и вырастить вишню в кадке. В будущем я постараюсь сделать это обязательно. А пока весной высажу мою вишенку снова в сад.

Мы с удовольствием верим в чудеса. А какое же новогоднее чудо без лю-бимого Дедушки Мороза? Кто развеселит и порадует нас? Кто подарит нам подарок? Конечно же — Дедушка Мороз! Каждый год я пишу ему письмо. В нем Дедушке Морозу я рассказываю но-вости о себе, желаю ему здоровья и удачи, секретничаю с ним о своих жела-ниях. Еще ни разу он меня не разочаровал.

В этом году я узнала об истории появления Деда Мороза. Оказалось, что у него много имен. В разных странах его называют по-разному: Санта Клаус, Вайнахтсман, Пер Ноэль, Юлетомте, Боббо Натале, Йолупукки, Юлниссаар, Кыш Бабай, Томтен и другие. Сколько стран – столько и названий. В каждой из стран у него есть дом.

Я решила написать письма и отправить их в разные страны. Первым при-шел ответ из родной Беловежской Пущи. Это было еще в январе. Я несказан-но обрадовалась. Понимала, что это сказка, игра, но все равно была рада.

Прошел еще месяц и в моем почтовом ящике были письма-ответы из Украины и такого далёкого Татарстана. Произошло еще одно чудо! Я снова сама смогла его сделать!

Новый год – необычный праздник. С этим соглашаются даже взрослые. Все ждут от него новых счастливых дней, долгожданных событий и чудес. А я теперь точно знаю: если хочешь чудо – помоги ему случиться!

Автор: Путикова Мария (7 лет, г. Могилев)

«Воспоминания о войне»

Сидя у окошка, глядя далеко,
Вижу, как Антошка побежал легко.
Вижу, как Данила с Димкой взяли мяч
И как Ангелина бежит быстро, вскачь.

Вот я вспоминаю бабушку мою,
Как жила, страдая, в Великую войну,
Как детей растила, мужа как ждала,
Как ее настигла беда и не одна.

Вот еще живая тихо говорит:
– Посиди, родная, пока мама спит.
Расскажу тебе я быль или не быль,
Как у нас в деревне рос еще ковыль…

Помню я весною яблони в цвету,
Ну, а над на землею неба высоту.
Рев мотора страшный, слезы, раны, крик,
Как сыночек младший к груди моей приник.

Ну а старший, Вовка, сумку взял свою,
И кричит с порога: «Скоро я приду!»
Вот уже темнеет – дороги не видать.
Мдадшего стараюсь уложить в кровать.

– Мама, где же Вова? Я так не усну.
Мама, дай мне слово: он придет к утру…
Милый, тихо, тихо. Ты чуть-чуть поспи…
Дай ты, Бог, чтоб лихо мимо нам пройти!

Вдруг я слышу: скрипнут ворота и забор
Младшенький как вскрикнет: «Мамочка, мотор!»
Грохот … там воронка… Зарево, горит…
И в избе так громко слышен Вовки крик:

– Мамочка, родная, я живой, прости!
– Как дошел?
– Скрываясь, полз я вдоль реки.
Я принес вам сала, хлеба тут чуть-чуть,
Сахара, но мало, вот еще свечу…

– Ах, сынок, но как же… Где ты это взял?
– Мамочка, я там же нашим помогал.
Немцы все смотрели сумку и не раз,
На «своем» галдели, не спуская глаз.

А потом махнули на меня рукой,
В сторону толкнули… Мам, ну я ж живой!
Сердце так и бьется у меня внутри.
– Братик как проснется, ему не говори.

– Завтра будешь дома! За печкой посидишь…
Что так смотришь, Вова? Что же ты молчишь?
– Мам, я завтра должен быть за той рекой…
– Ох, родной, ну что же делаешь со мной?

Так вот и летели дни в войну, как час.
Взрывы и метели не страшили нас.
Сыновей уж нету: старшенький погиб…
Слышу вдруг с рассветом забора тихий скрип.

– Мать, проснись скорее! Сына в дом внесли…
Стою я у постели, ноги вдруг свели.
Плакать нету силы, в горле стынет крик:
– Ах, сынок мой милый! … Все исчезло в миг.

Я глаза открыла: младшенький стоит.
Кажется, приснилось – а свеча горит…
Так вот мы и жили, силы сжав в кулак.
В сердце волки выли… Что ж, случилось так…

Бабушка устала. Помутнел вдруг взор.
Я тихонько встала – окончен разговор.
Глянула в окошко: солнце высоко,
Бегает Антошка, Данила далеко…

Господи! Молю я, мир ты сохрани,
Чтобы мы не знали никогда войны!

Автор: Анастасьева Дарья (13 лет, г. Могилев)

«Восень у Мінску»

Восень крочыць на дварэ,
Горад наш у карагод бярэ.
Закружылі жоўтыя лісты
І ляцяць на доўгія вярсты.
Лісце тое, як паштоўка,
Ападае з дрэва лоўка.
Піша пісьмы лістапад
Пра любімы Мінск мой град:
“Мінск цудоўна выглядае,
З густам паркі апранае.
Дрэвы, скверы стракацяць,
Толькі птушкі не шумяць.
Свіслач-рэчка не такая,
Крышку ціхая, другая.
Мой родны горад замірае,
Чагосьці новага чакае.”

Автор: Русецкий Валерий (13 лет, г. Минск)

«Проклятие Мирского замка»

Не рубите яблони в цвету,
Ведь они как маленькие дети.
Не губите юную весну,
Без весны нет жизни на планете…

- Ты чего, Васька, в озеро-то полез? Пьяный что ли?

Николай тряхнул приятеля, который смотрел на него испуганным замутненным взором.

- Н-н-нет…. — выстукивая дробь зубами, прошептал Василий.

Люди, стоящие вокруг, непонятливо пожимали плечами. Вечер был на удивление теплый, да и от Васьки не пахло спиртным, но он дрожал, словно выбрался из крещенской Иордани.

- А с чего в воду-то полез? К тому же одетым, — не унимался Николай.

- Так в озере девчата купались, и позвали… Вот я и полез… Сам не знаю почему, даже одежку не сбросил…

- А что за девчата? — полюбопытствовал голос из толпы. — Наши, или заезжие? Красивые, видать, коль ты зараз в озеро сиганул, да чуть не утоп в одежде!

Народ дружно засмеялся, а Васька, приходя в себя, обиженно проговорил, потирая правую ногу:

- Точно не наши… Скорее приезжие, только где они могли одежду оставить? Не было одежки на берегу… Сам не знаю, чего полез в озеро, да и плаваю я хорошо. Просто плыл за ними, а догнать — ну никак. Они, заразы такие, смеялись, манили за собой дальше и дальше, а когда я поплыл обратно к берегу, то они как — то сразу оказались рядом и давай тянуть под воду… Тут -то я и заблажил со страху, чуял, что утопну… Спасибо, Колян, век не забуду тебя!

Николай, чувствуя неловкость, потупил глаза, а сквозь толпу зевак, расталкивая тех, кто не успевал посторониться, подошла старуха Василиса. Задрав мокрую штанину на ноге Васьки, которую он беспрерывно тер, старуха увидела красный след чуть выше лодыжки, словно кто – то колючим кольцом сжал Васькину ногу, оставив кровоточащие ссадины…

- Берегини… — прошептала старая Василиса и, глядя на озеро, трижды осенила себя крестом.

- Жжет дюже, — сказал Василий, испуганно глядя на бабку.

- Значит, ускользнул ты, непутевый, от русалок…. Повезло…. Не властно над тобой проклятие Мирского Рода…

Люди смотрели на серебристую гладь озера, отражавшего холодный свет луны, и казалось им, что странные волны тревожат зеркальную гладь, хотя ветра не было.

Испуганный девичий голос из толпы почему-то шепотом спросил:

- Бабушка Василиса, а что это за проклятие такое? И откуда русалки в нашем озере? Раньше их никто не видел, да и не слышали о них….

Старуха, присев на лавку, возле которой толпился народ, постаралась успокоить людей, но как — то странно:

- А кто ж может рассказать о Берегинях Мирского озера, милая? Только тот, кто их видал. А все дело в том, что тот, кто увидал Берегиню, непременно плывет за ней и погибает, ибо проклято это озеро и весь род Радзивиллов Мирских. А тот, кто утоп, дорогуша, тот ужо ничего никому не расскажет… А вот Ваське нашему свезло. Он вам про все и поведает, как очухается.

Старуха поднялась и не спеша пошла по темной алее в сторону дома, но несколько человек, в том числе и хромающий, промокший до костей Васька потопали за нею.

- Бабуля, расскажи про русалок и про озеро, — гудели любопытные, забегая поперед Василисы и заглядывая в ее лицо, изрезанное глубокими морщинами.

Наконец старуха остановилась и, выбрав лавочку под большим раскидистым деревом, присела на нее и начала свой рассказ:

- История эта давняя, нынче про нее и не вспоминает никто, но бабушка моя сказывала мне про то, что услышала от своей бабки. А случилось в стародавние времена в нашем краю вот что.

В глубоком сумраке летнего вечера, укрывшись под кроной большого дерева от любопытной луны, бабушка плела кружево удивительной истории…

В далекие года, когда хозяином Мирского замка и всех окрестных земель был Николай Святополк — Мирский из рода Радзивиллов, знатные паны и магнаты много всего перенимали у западных властителей. И как –то по весне решил Святополк устроить озеро у стен своего родового замка. И так ему понравилась эта затея, что от нетерпения не мог князь и дня спокойно усидеть. Несколько раз, обходя замок вокруг, выбрал Святополк удобное место для озера. Удобно, хорошо, но одна беда. На том месте рос большой яблоневый сад! Но решил вельможный пан, что ничего плохого не будет, если вместо ненужного ему сада будет сверкать и радовать его взор озеро. Не стыдно будет приглашать погостить панов из Кракова или Варшавы! Не медля ни дня, велит князь собрать людей, чтобы, вырубив сад, вырыть глубокое озеро для услаждения его взора!

Но люди не хотели идти на эту работу. Сад стоял в белом цвету, будто ангел с чистыми белыми крыльями! А рубить цветущее дерево — большой грех. Срубить яблоню в цвету все едино, что дитя малое жизни лишить…. И три дня ни один человек из селян не пошел в сад с топором. В ярости Святополк велел согнать юношей и мужчин к замку, дабы начать работу. И когда люд деревенский был собран, князь подошел к дереву, и под ударами его топора первая яблоня упала, роняя в траву лепестки умирающего цвета. Соки стекали по стволу из среза, и людям казалось, что это сад горько плачет, прощаясь с небом, солнцем и землей.

- Слушайте! Каждому, кто будет работать у меня, заплачу серебром, и каждый день будет вам ужин у стен замка с музыкой и медовухой! — провозгласил грешный Святополк и протянул топор первому же мужику, кто стоял неподалеку.

Многие прельстились тогда деньгами и взялись валить деревья. Люди слышали, как стонет умирающий сад, но хмельная медовуха заглушала боль цветущих яблонь и стыд в сердцах работников. Но глядя, как под ударами топоров с яблонь осыпается цвет, застилая землю вокруг сплошным белым покрывалом, один из мужиков сказал негромко:

- Белая земля словно саваном укрыта. Ох, не к добру эта затея…

Да кто же послушает мужика, когда вельможный пан приказал, да еще и медовухой угощает!

Очень скоро на месте сада оказался пустырь, изъеденный ямами от выкорчеванных пней. Теперь копать соглашались все, и яма для озера становилась все глубже и глубже с каждым днем. Одна беда: крупные камни в земле задерживали работу, отчего князь приходил в ярость. Он все время торопил людей, не считаясь ни с какими трудностями. И однажды….

Видимо, к этому все и шло. Выкопав огромный валун, селяне стали гадать, как его вытащить из ямы, а тут, как на грех, князь заявился с доглядом. Увидев сидящих подле валуна мужиков, он аж побагровел от негодования:

- Чего расселись, бездельники, дармоеды, живо взяли бревна — и работать!

Мужикам перечить князю не резон. Взяли они полешки и начали валун выкатывать, да как на грех не ровен был камень, взял да и завалился набок, туда, где земля была мягче и, значится, яма была глубже. На беду юноша Янко там старался помочь работникам вытаскивать землю наверх. Камень как раз на Янко и опрокинулся…. Громкий, полный боли крик мальчика остановил работы, и Святополк вернулся к валуну, глянуть, что же стряслось. Мужики толпились округ камня, стараясь спасти юношу, да поздно сталось… Омертвелые глаза Янко смотрели в синее майское небо, в котором весело бежали облака, купаясь в ярком солнечном свете, и куда навеки уносилась чистая душа мальчика….

- Сыночек!!! — мужики вздрогнули и оглянулись.

На слабых, подгибающихся ногах к валуну шла мать Янко. Простоволосая Мария слыла в селе ведуньей, но многие за глаза шепотом называли ее ведьмой.

- Сыночек, родненький мой, посмотри на меня… Ты только не умирай, я тебя выхожу, непременно выхожу, кровиночка моя….

Святополк, оправившись от испуга, громко крикнул:

- Чего встали? Быстро за работу! Сам виноват, коли под каменюку полез! Дело надо делать, а не стонать!

Мария встала в рост и гневно посмотрела на князя:

- Будь ты проклят! И пусть будут прокляты все, кто пошел на грешное дело! За загубленный цвет, за смерти людей в этой яме, за жадность к серебру и меду вы все, все заплатите страшную цену жизнями своих близких!

Мужики вздрогнули и замерли, глядя на убитую горем мать. Подняв на руки мальчика, четверо селян пошли к дому Марии, а за их спинами снова стучали кирки и скрипели колеса тачек. Только говора работников не было слышно. Все работали молча, и каждый думал: «Все, теперь не отвертеться от расплаты. Ежли ведьма прокляла, значится так тому и быть…»

Дни бежали за днями, и никто уже за делами и заботами не вспоминал умершего Янко, ибо в яме погибло немало мужиков и отроков, но на сороковой день по смерти Янко все снова заговорили о проклятии.

Незадолго до полудня, когда вельможный пан осматривал место, где должно плескаться озеро и распекал за леность и нерасторопность мужиков, к сидящему на коне Николаю подошла Мария. Она была одета во все черное, а заплаканные по сыну глаза излучали жгучую ненависть. Не обращая внимания на толпящихся работников, женщина, не пожелав князю здравствовать, заговорила глухим голосом:

- Ты искусил на грех деньгами людей, и я заплатила страшную цену за этот грех. Но знай же, черная душа и душегуб, что скоро, очень скоро и ты заплатишь жуткую цену за свои черные дела и мысли. И ты будешь первым, первым, кто начнет гасить этот долг! Знай, князь, твое проклятое озеро заберет столько жизней, сколько яблонь было срублено в саду!

Презрительно плюнув под ноги коню, на котором восседал князь, Мария ушла прочь, ведя в поводу старую полудохлую конягу, нагруженную нехитрыми пожитками, даже не выслушав своего господина.

- Может, бабу в железо? — прошептал князю конюший, сопровождавший господина повсюду, но князь нервно качнув головой, бросил:

- Пусть старуха идет с Богом…

Николай хотел прикрикнуть на работников, которые слушали отповедь Марии, но не успел…

- Гляньте! — воскликнул мужик с тачкой, стоящий на краю ямы, указывая в сторону села. Над домом Марии клубился черный дым, и языки пламени уже лизали стены и крышу дома, в который однажды не вернулся Янко…. Всем стало понятно. Справив поминки сорокового дня по сыну, Мария покинула деревню и, уходя, подожгла свой дом, в котором познала счастье материнства и невыносимую боль утраты любимого сына.

Бабка Василиса передохнула минутку и продолжила свой невероятный рассказ…

Минул год. Много дел было сделано и переделано. Озеро было наполнено водой и красиво мерцало в ярких лучах солнца днем и таинственно лунными ночами. Люди уже позабыли про смерть юноши и про проклятие Марии, и только деревенские иногда, проходя мимо пожарища, недовольно ворчали: «Лучше бы было ведьме не болтать языком». Но вскоре слова убитой горем матери стали ужасным образом сбываться, и люди поневоле вспомнили слова Марии, сказанные в яме над телом мертвого Янко.

В один из летних теплых дней примчался в деревню из замка конюх и велел мужикам учинить поиски. Дочь князя Святополка пропала, Сонечка. Служанки не доглядели, вот она и удрала. То ли в лес, то ли в деревню.

Весь день шли поиски, одни обшаривали лес и округу, другие деревню. Но к вечеру случилось непоправимое. Слуги, шедшие на поиски вокруг озера, увидели в темной воде Сонечку…. Легкая волна прибила тельце девочки к берегу, и могло показаться, что княжна шевелится, будто во сне, но….

Князь обезумел от горя, он плакал, кричал, проклинал озеро, забравшее любимую дочь. Но люди в деревне шепотом вспоминали загубленные дерева в саду, ведунью Марию и ее прощальные слова….

Еще год прошел, и снова наступило лето. В этот день князь Святополк ждал гостей из Кракова, на кухне замка кипела работа, но рук не хватало. Повар послал сына конюха в деревню кликнуть на помощь дюжину баб: кур да уток щипать, тесто месить, пироги печь… Много дел в праздники на княжеской кухне. Мальчонка, сверкая пятками, бежал мимо озера, когда увидел в траве на берегу человека в черном с золотом княжеском камзоле.

Мальчик встал как вкопанный. Подойдя поближе, он узнал в лежащем князя Святополка. Видимо, тот спал. Паренек вспомнил о том, как вчера хозяин распекал прислугу за нерасторопность, и решил, что хозяин прилег, чтобы остыть от гнева, да и уснул. Но уж больно бледен был князь, да и праздничный камзол был мокрым…. Силясь разбудить Святополка, мальчуган и кричал, и свистел, да только все без толку. Наконец он подошел совсем близко и дерзко коснулся щеки господина. Она была холодна, как зимний лед на озере….

С тех самых пор люди стали озера бояться, потому как старики говорили, что в озере живут Берегини, сотворенные погибшим яблоневым цветом и проклятием Марии. И каждый год эти русалки с небесной красотой и черными мстительными душами завлекали в озеро юношу своими песнями и улыбками, мстя за погубленные яблони и умерших в яме людей. И когда бедный юноша, потеряв рассудок от красоты девушек, оказывался в воде, русалки топили несчастного, увлекая его на дно…

- Бабушка говорила мне, что это черное проклятие падет и освободит озеро, когда утонет столько юношей, сколько погибло цветущих яблонь в саду! — закончила свой рассказ бабка Василиса. И, вставая со скамейки, произнесла с улыбкой:

- Видимо, для тебя, Вася, срубленной яблони ужо не осталось, закончились погубленные дерева.

Не прощаясь, старуха побрела к своему дому, а люди, не отрывая взглядов, смотрели на озеро, веря и не веря рассказу старой Василисы и надеясь в глубине души увидеть в воде чудесную Берегиню красы неописуемой.

Неожиданно дед Матвей сказал:

- Ну все, хватит баек, давай. хлопцы, все по хатам…

Но, глядя на слишком уж бодрую и уверенную походку старухи Василисы, Матвей, подумав минуту, тихо произнес, почесывая давно не бритую щеку:

- Интересно… А Василиса — она кто? Батька сказывал мне, что Василиса была древней старухой и не велела купаться в озере, когда он еще мальцом бегал округ Мирского замка…

А старый замок таинственно смотрелся в ночное озеро, словно в лунных бликах, скользящих по воде, пытался прочесть странную и страшную историю

своего бытия. А люди смотрели на стены замка и озеро в лунном свете и чувствовали, что они молчаливо подтверждают слова старой Василисы…

Автор: Климович Валерия (17 лет, г. Минск)

«Человек рождается в любви»

Человек рождается в любви,
Человек рождается с любовью!
Вспомни, как родители твои
К твоему склонялись изголовью.

Мама тихо колыбельную поет,
Высоко под небо папа поднимает.
С Нильсом вместе отправляемся в полет,
Про Незнайку книжку мне читают.

В небе утреннем проносятся стрижи,
Дождик летний прям из радуги прольется;
Шарик, радуясь, из будки прибежит,
Я боюсь, что хвост от счастья оторвется…

Хмурый лес стеной, ночевка у костра,
Филин, ухая, девчонок напугает.
А у мальчиков геройская пора:
Свой испуг они за громкий смех скрывают.

Как прекрасно мое детство! День за днем
Воздух сладок, словно мед, полудень сушит.
Речка быстрая, и теплый водоем,
Сад фруктовый: вишни, яблони и груши!

Старичок с берданкой прикорнул в тенек,
Сделал вид, что нас совсем не замечает.
Крикнет громко: «Лиходей, куды побег?»
И бежит парнишка, пятками сверкая!

Ну а как глаза влюбленные глядят!
Не отыщешь слов, чтоб рассказать об этом:
В них гроза в лесу и звонкий плеск ручья,
Мрак и жар огня, и яркий всполох света!

И никто ничем не сможет объяснить,
Почему в любви молчанье слов яснее.
Только тот, кто смог всем сердцем полюбить,
Задыхается от счастья и немеет!

Солнце, ветер, снег и ливень проливной,
Руки папины и мамина улыбка,
Речка, мостик и суровый лес стеной,
И мальчишка, сторожащий у калитки.

Андромеда, Лев и скачущий Пегас,
Ковш Медведицы на север убегает,
И Венера, как сверкающий алмаз,
Лунным светом наши души обвенчает!

Это Родина! Родная сторона!
Нас Отчизна, как детей своих, растила,
Наших душ себе частичку забрала,
И Любовь к себе нам щедро подарила.

Человек во всем дитя Любви,
Мы живем, любя, с рожденья до могилы…
Ну а кто не любит…
Тот слова мои,
Прочитав их хоть сто раз, понять не в силах.

Автор: Кошкина Алина (17 лет, г. Минск)

Орфография и пунктуация авторов сохранены.

фестиваль

количество просмотров 289
Система Orphus