Культурный журнал

Стихотворения

рождественский

молодой
вальсирующий
по вашим кроватям
по улицам
спутанным
в грязный клубок
глотающий гадость
как молоко матери
глотающий книги
огромными блоками
рожденный в безумстве
живущий в иллюзии
любящий
до
последнего выстрела
для вас же любовь
этакий Kunstwerk
посмотрел
фыркнул
и за порог выставил
а мне здесь до боли
и так все знакомо
дороги стоптал -
два года меняют асфальт
и если сердца
не смог зажечь я глаголом
то слезы из глаз ваши
как называть?
вальсирующий
здесь и сейчас перед вами
я чувствую
в воздухе
висит электричество
надеюсь сегодня
пройдет все нормально
мы выпьем без драк
и перехода
на личности

***

Может ли весна не согреть сердце?
Не согреть луну? Серебро в убыль.
Голубая земля — на небе вертится
Голубые глаза,
Губы ли
падающую звезду нечаянно выследили?
Глаза поднимая, за ней в трепете
Каждую минуту ввысь летели!
В серебряную ночь,
лебеди
Падающую звезду молча ловили!
Глаза
опуская
за ней
Каждую минуту
друг друга любили
нежнее,
нежнее,
нежней.
И мягким шепотом,
ломая слов порядок, остались…
лишь эти двое.
Исчезли все правила пряток. Не спрятались…
Даже не попытались.
Так и стояли. Звезды там
прицелившись точно, срывались на них.
Читая друг другу
стихи по губам,
целуя
отрывисто
их.

***

бесперерывно
беспереворотно
И только бы,
только бы
смочь.
Вот она прячется
топотом,
шепотом,
тихая
звездная
ночь.
До рук
делу ещё далеко.
Как до луны
юному космонавту.
Девятилетние
мечтают легко.
Пора бы и взрослым
принять вахту!
Я тоже мечтаю.
Только, сколько ещё её нести?
Да и другие
разве
мечтают о другом? -
Не знаю,
лично я
только и думаю, что о том,
как встретиться
и как себя вести!
Силы найду!
Сколько потребуется!
Сделаю все — ни стен, ни помех!
Не зря,
наверное,
сердце колеблется
слыша
её
смех.
А время
сыпется быстро –
как песок
Но если
ночь не посплю,
понимаю,
что на восемь часов
больше её люблю.

***

Ты только помни
и не забудь,
я тебя дождусь.
Я не знаю сколько,
но я жду.
я когда-нибудь
от всего откажусь
вперемешку с дождем
приду.
Ветер
каплями лил
вальс Венский
И, видимо, весь мир знал.
Говорил
Андрюша Вознесенский
что день совпал.
Я с тобою, и ты со мной
совпали.
Этот мир, тихий и звездный -
наш.
Шелестела ночь волной,
а мы спали.
Любовь моя,
длинная,
как Ла-Манш.
Ещё пара дней,
и ночей пара.
Быстрее ветра,
быстрее пуль.
Я бегу за тобою
быстрее пара
вырывающегося из кастрюль…

***

после первой бутылки как правило становится легче
после второй появляется потребность в третьей
после третьей идешь в туалет
расправив плечи
идешь за четвертой
выкуриваешь по сигарете
на четвертой бутылке всегда справляешься
с мыслью, что пятая будет лишней
на пятой идешь в туалет
и считаешь, что нравишься
женщине
что окажется ближе
чем в ста метрах
куришь,
скулишь обиженно
о проблемах, сессии
прошлой любви
на шестой происходит
квинтэссенция
пришел с деньгами
а теперь на мели
в конце шестой
опять посетив уборную
ищешь того
кто не против седьмой
и начинаются разговоры
на девятой
ну то есть восьмая была
десятую вообще разбили
откуда и кто она
что сейчас с тобой рядом сидит?
кто эти люди
что тебе предлагают одиннадцатую?
поклонники водки и крепкого алкоголя
не паникуйте
вы с первой успели напиться
двенадцатая, что-то вроде прелюдии
к отъезду домой
если получится
и вот
снова
над городом утро
мы к первой вернулись
чтоб
похмелиться

***

проводить кого домой?
Сашу или Катю?
вот рогатый и пустой
кольцевой к нам катит
денег нету на проезд -
сигареты взяли
я с утра опять воскрес
ночью — умирали
вот цветной залез в окно
пили здесь, гуляли
это было так давно
год с двумя нулями
время пишет приговор
нету Саши с Катей
не вернешь ты никого
проводил
и хватит

***

Объяснительная о причине не выхода на работу 14.02.2017
по небу летит в воздушных платьях облаков бумеранг
я лежу в больничной палате -
может быть
мне завтра
умирать
в тетрадь записываю последние воспоминания -
помню все,
как будто это было вчера
вообщем-то да…
так и было.
вчера,
пятого февраля
после работы
я пил в баре.
горькую…
первую. вторую. третью
четвертую…
кружку за кружкой.
даже встретил бывшую подружку.
но после -
воспоминания рушатся.
на утро лежу в палате
стены белые,
простыни вязкие, мятые
милые и красивые сестрички в халатах
бегают,
суетятся…
на голове,
почему-то,
вместо короны -
марлевая повязка.
да… хорошо прошла пятница.
лежу, пропитанный собственной кровью
этакий Заратустра на излете.
думаю о высоком
смотрю в потолок
укол в попу.
на лоб — лед.
таблетка снотворного, сон и вот -
операционный стол.
лежу бок о бок
со всей этой хирургической рухлядью
врачи в шоке -
«как ты не умер то, б**дь?
как показал твой анализ крови -
из вены течет только «чешское» разливное!
хорошо.
подумали.
взяли из пальца.
из пальца место крови течет «таманское» красное!
что за пациент! мать его раз так!
отматерившись, главный хирург
нервы собрал в кулак…
местный наркоз.
снова потеря сознания.
интерны режут меня
в качестве домашнего задания
скальпелем!
а как же! такой вид!
как на таком не потренировать руку!
уже успели заинтересоваться
из МинОборонНауки.
после — вроде оставили.
я снова в сознании.
лежу в той же палате.
со мной еще — пять сумасшедших.
все в порядке.
привет маме и папе!
друзьям,
что сейчас сидят в баре.
вообщем, всем всем всем!
запечатываю конверт. отправляю бумагу.
верхние поля, дом 11.
с наилучшими пожеланиями!
подпись.
дата.

рождеств
Автор: Андрей Рождественский
Фото: Ксения Локонцева

стихи

количество просмотров 123
Система Orphus