Культурный журнал

Птица

птица
Я уходил, а ноги не слушались, ноги цеплялись за пол. И было холодно, ужасно холодно, холоднее, чем за окном, обледенелым и уже таким чужим. Таким, что становилось ещё холоднее. И ноги примёрзли к полу. Подошвы как бы составляли с половицами одно целое. Сейчас так странно думать о половицах… на бетонном полу. Взгляд был независимым и самостоятельным и метался по стенам, мебели, полу… Как залетевшая случайно в комнату птица. Но только на дверь он боялся попадать. Как нога пытается не сделать шаг на минном поле.

И так уходили минуты, словно года. Будто длинный-длинный, проходящий перед глазами мучительно нескончаемый поезд, и стук его колёс на стыках, монотонный и невыносимо долгий, всё стоял в ушах одиноким провожающим…

Это разбивали стекло сосулек молотком за прозрачным до рези в глазах квадратом рамы. Это время стучалось в черепную коробку. Такая пустая коробка из-под домашнего уюта…

Птица билась в стекло. Она разбивала мне сердце. И не было сил собрать осколки. Их хватило только, чтобы открыть глаза, и шагнуть. Сколько дней мы были вместе? Очередной календарь сломался, и его пришлось выбросить.

На свалке шастали бродячие псы с заискивающими и непрерывно готовыми поменять выражение мордами, получить удар, или встретить ласку, а то просто нарваться на корку хлеба. Не было костей, даже поломанных. Там валялись только ненужные вещи, разный хлам, вроде забытого стихотворения, потерянных надежд, сломанных судеб, разбитого сердца… Или это только осколки стекла…

И птица, стучащаяся в окно, знакомо и звонко, как возле насыпи, по которой идёт поезд, и ты ждёшь, когда откроется переезд. И так тяжело протянуть руку и открыть створки, пустить птицу… неистовую в своём упорстве, почти чёрную, такого глубоко-синего цвета…

Как со дна смотришь на мир. И не веришь, что сможешь когда-нибудь подняться.

Автор: Игорь Нехаенко Одесса

проза

количество просмотров 200
Система Orphus