Культурный журнал

Про одну ночь

рассказ о звездах и космосе
«Такое нельзя пропускать», — думаю я, глядя на звёздное небо. Этой ночью оно ошеломляющее. Даже несмотря на освещённое крыльцо дачи, где я стою, подняв голову, небо выглядит черней обыкновенного и полностью испещрено звёздами. В такие ночи кажется, что какой-то могущественный волшебник огромною метлою перемешал все яркие звёзды и созвездия — даже опытному астроному трудно сориентироваться, — так их много!

«Всё, хватит мешкать!» — говорю себе и начинаю собираться. В эту ночь самые главные научные приборы — покрывало и тёплая одежда. В середине августа, когда пик метеорного потока Персеид, другого оборудования и не нужно. Как и в предыдущие годы, я собираюсь пожертвовать дальними объектами космоса ради звездопада.

Конечно, в багажник машины я кладу телескоп, хотя и не планирую особо в него смотреть.

Вроде бы всё. Завожу машину. Зажигается приборная панель, играет радио. Мне всегда кажется, что по ночам вся музыка, доносящаяся из приёмника, звучит иначе — как-то особенно нежно и таинственно.

Я еду через дачные улочки. Кое-где ещё светятся окна, но большинство дачников уже спит. На их участках едва различимы очертания теплиц, беседок и фруктовых деревьев. Еду очень медленно и внимательно гляжу на освещённую фарами дорожку — как бы не раздавить какого-то ёжика или другое животное, занятое своими ночными делами.

Мне нужно отъехать подальше от дачного кооператива, в открытое поле, где во все стороны нет ни деревьев, ни холмов. Для астрономии — самое оно!

И вот я приехал. Устанавливаю телескоп, достаю термос.

Хотя чего я вру? Достаю бутылку. Да! Я знаю, что алкоголь негативно сказывается на остроте зрения, но часто жертвую этим во имя всех выгод, которые даёт виски. Естественно, в разумных дозах. Может, потому я до сих пор и не открыл ни одной новой кометы и ни одного астероида. Зато я счастлив.

Расстилаю на траве покрывало и ложусь ногами в сторону северо-востока. Начинаю различать среди звёздного хаоса знакомые очертания и узоры. Прямо над моими ногами — яркая и мигающая звезда Капелла, над нею — созвездия Персея и Кассиопеи. В самом зените небосвода — летний треугольник. Его составляют три звезды: Вега, Денеб и Альтаир. Ах, что это за звёзды! Вы скажете, что это обычные светящиеся точки в небе, как и тысячи остальных. Нет! Это — необыкновенные звёзды. Уже только потому, что они правят небосводом в летние ночи. А уж одного этого не мало.

Звезда Денеб лежит в мутной полосе Млечного пути. Она будто мост между влюблённой парой – Вегой и Альтаиром. Кажется, в китайской мифологии есть легенда про эту парочку. Но всё это чепуха, ибо на самом деле эти звёзды расположены настолько далеко, что ни о какой любви и не помыслишь.

Конечно, все легенды выдуманы людьми, и звёзды не могут влюбляться. Они только огромные газовые шары, где происходят термоядерные реакции, но… самый закоренелый материалист и скептик поневоле разнежится, смотря на звёзды. И я точно не исключение из этого правила.

Я лежу на покрывале, вслушиваюсь в ночную тишину. Ветра совсем нет, трава не шумит, только стрекочут полевые сверчки. И я слушаю звёздную музыку. В звёздном ансамбле этой ночью — самый настоящий джаз.

Слева от меня стоит телескоп, и его силуэт чернеет на фоне ковша Большой медведицы. Но мне не хочется вставать – так хорошо на ещё не остывшей после жаркого дня земле.

Раз! Вот и первый метеор!

За ним в течение пяти минут ещё два — каждый в разной части неба. Но все они как будто вылетают со стороны созвездия Персея, оттого и название звездопаду – Персеиды.

Вспоминаю стихи. Чего со мной не бывает в светлое время суток (ну, разве, изредка).

Стихи о звёздах. Это и Лермонтова «Вверху одна горит звезда», и Пушкин со своим «Редеет облаков летучая гряда». Но больше всего люблю Симонова «Над чёрным носом нашей субмарины». Там есть очень красивые строки:

«Стань лучше ты падучею звездою,
Ко мне на землю руки протяни».

Далеко на дачах лают собаки.

Мои глаза совершенно свыклись с темнотой и, кроме звёзд, я начинаю видеть множество новых деталей окружающего пейзажа. Так как я лежу на земле, то это, в основном, трава и кусты. Одна травинка свисает справа над моей головой и немного закрывает созвездие Козерога, которое сейчас невысоко над горизонтом. Я настолько разнежился и замечтался, что мне даже лень убрать эту помеху.

Созвездия медленно совершают свой оборот вокруг Полярной звезды, но для меня время словно застыло.

Вдруг где-то далеко-далеко раздаётся звенящий протяжный звук.

Это один из непонятных ночных звуков, разрывающих глубокую тишину. Как будто природе становится тяжело, и она хочет развеять эту гнетущую напряженность. Звук умолкает, но я ещё некоторое время слышу его звенящий отголосок. А откуда он и какое существо его издало — для меня загадка.

И вот, наконец, я вознаграждён!

Прямо над моими глазами, прочёркивая чуть не половину неба, проносится ярчайший болид . Он вспыхивает, пролетает ещё немного, снова вспыхивает, гаснет, но после его пролёта секунд десять на небе остаётся светящаяся полоса, точно с той стороны небо кто-то полоснул ножом и оттуда полился свет.

После этого я жду новых ярких метеоров, но, как это обычно бывает, жду напрасно. Вселенная подарила мне небольшое чудо, и, кажется, с меня хватит. А жаль. Но я не встаю с покрывала, а всё продолжаю смотреть в бесконечность. И мои глаза словно совершают волшебное путешествие со сверхсветовой скоростью.

В созвездии Цефея я нахожу одну необычную звезду. Среди множества своих соседок она отличается красноватым, даже гранатовым цветом. Это – звезда Гершеля. Мои глаза отнесли меня на пять тысяч лет назад, в эпоху, называемую Бронзовым веком.

Но мне хочется пронизывать пространство и время всё дальше и дальше.

Правее и ниже Кассиопеи, если смотреть в телескоп, можно увидеть ближайшую к нам галактику – туманность Андромеды. Но я не буду пользоваться телескопом.

Я всё пристальнее вглядываюсь в ту часть неба и, кажется, начинаю замечать едва уловимое пятнышко. И это – ещё одна большая удача. Увидеть соседнюю галактику невооружённым взглядом почти невозможно, но в эту ночь погода и множество других условий сложились для меня весьма удачно. Да и как иначе! Вселенная благосклонна к тем, кто хоть иногда обращает внимание на её красоту. Я вижу это маленькое пятнышко и чувствую… даже не знаю, как назвать. Но это очень приятное чувство.

Приятно также понимать теорию относительности и знать, что пятнышко света, которое я вижу, имеет возраст более двух миллионов лет. Я вижу галактику, какой она была во времена, когда наши предки-приматы только начали осваивать первые каменные орудия.

Я путешествую сквозь пространство и время!

Однако жаль, что перестали падать метеоры.

Не знаю, сколько я уже пролежал здесь, но пора собираться. Убираю в багажник телескоп. Обыкновенно он покрыт росой, но эта ночь на удивление суха — вот почему так хорошо видно.

И только теперь я замечаю над самым горизонтом красноватый серп старой Луны. Значит, уже около двух часов ночи. Если я подожду ещё час, то увижу на востоке восходящую Венеру. И я сажусь в машину, потому что становится холодно и начинают донимать комары.

(Полагаю, что в ближайшем будущем создадут устройство, запоминающее наши мысли. Не нужно будет записывать их в блокнот, просто в своём гаджете выбираешь любую дату и читаешь, словно книгу, свои воспоминания, свои мысли – всё то, что ты не записал и не высказал, всё, что не отложилось в памяти).

Ну, вот, о чём же я думал, к примеру, сидя в машине и глядя в сторону востока, ожидая появления планеты Венеры? Не помню. О чудовищных условиях этого странного мира, окутанного толстым слоем ядовитой атмосферы? О наличии разумной жизни в галактике Андромеды? А может, просто о надоедливых комарах и их значении в пищевой цепочке? Или о тех двух котах, что прибились к нашей даче пару дней назад и которых мы почти приручили? А ведь наступит осень, и мы с друзьями разъедемся по домам, а эти коты останутся. «Мы в ответе за тех, кого приручили». «У каждого человека свои звёзды». «Когда даёшь себя приручить, потом случается и плакать». «Самого главного глазами не увидишь». Я вспоминаю эти цитаты и представляю себе Маленького принца, бредущего такой же ночью сквозь бесконечную и холодную пустыню.

Около трёх ночи появляется Венера. Своею яркостью она затмевает все небесные светила, кроме Луны, конечно.

Возвращаюсь домой. В машине тихо играет радио. А впереди сияет Венера, и я хорошо её вижу, даже несмотря на свет фар.

Хоть убейте – не помню, о чём я думал тогда. Помню только:

«Над чёрным носом нашей субмарины
Взошла Венера – странная звезда».

луна и звезда
Автор: Юрий Самсонов
Фото: Дарья Мазуркевич

comments powered by HyperComments
количество просмотров 35
Система Orphus