Культурный журнал

Стихотворения

емельянов
Константин Емельянов, Александрия, штат Вирджиния, США

От автора:
Родился в г. Алматы, Казахстан в 1966 году. Окончил факультет журналистики казахского университета в 1989 году.
Стихи печатались в журналах Кольцо А, День и Ночь, Северо-Муйские огни, 45-я Параллель, День Литературы, Новый континент и других изданиях России, США и Германии.

Автопортрет

Я — прочитанная книга
И тяжелый переплёт.
Сжатый рот.
В кармане фига
И слегка торчит живот.
Родился в шестидесятых,
Двадцать лет после войны:
Патриоты, демократы
И Отечества сыны
Для меня как марсиане –
Я живу сам по себе.
Для меня вопрос не встанет:
С кем быть в классовой борьбе?
Я не шёл на баррикады,
Белый дом не защищал.
Я не знаю слова: «Надо»,
Знаю слово: «Задолбал».
Подросли и вышли дети,
Жизнь для них не есть борьба.
И за них я не в ответе,
Как и, впрочем, за себя.
Иногда бывает грустно –
Дым Отчизны мне не мил,
Я не прожил жизнь как русский,
Хоть по-русски говорил.

Хэллоуин

Фредди Крюгер в дверь постучал …
Острым ногтем.
Джейсон Вурхиз плечами пожал:
– Мол, я ни при чем!
Майкл Майерс мне говорит
(Лет так семь или восемь на вид):
– Трикер трит! – Твой счётчик
Включён!
И пошла по дворам малышня
Взад — вперёд,
Только мысль все гложет меня,
Не уйдёт:
В той далекой, забытой стране,
Где так мало годков было мне,
Как бы я напугал в эту ночь
Народ?
Я оделся б как Вий
(Кащей? Бармалей?)
Уж не помню, кто был страшней
Для нас,
Для детей.
Может Чертом оделся бы я,
Но одобрит ли это семья?
Да и кто, скажите, взаправду боится Чертей?
Ну, открыл бы нам пьяный сосед,
И как?
– Кроме водки, сладостей нет, – скажет. –
Голяк!
Или выскочит дворник Ефим,
Да устроит всем Хэллоуин:
По башке настучит и тем, и другим,
Просто так.
Чем позднее час, тем громче крики
Детей.
Кое-кто по второму кругу пошёл –
Злодей!
Ну а я у порога стою
Да им сладости раздаю,
Да мечтаю, чтоб вечер прошёл
Поскорей!

Предчувствие

Какие то чашки, какие-то блюдца,
Какие-то люди, сидящие рядом…
А завтра мы можем вдруг все не проснуться,
Накрытые мощным ракетным снарядом.
Какие-то тени, какие-то стены,
Какая-то люстра над головою…
А ночью проснемся от воя сирены
И окна расплющит горячей волною.
Какие-то звуки: то громче, то тише,
И вечер осенний прохладен и светел…
А завтра от взрыва проломится крыша,
И вместо дождя на нас выпадет пепел.
Меня окружают какие-то лица –
Они про любовь говорят и про дружбу.
Но если плохое вдруг завтра случится,
Скажите, кому это все было нужно?
Какие-то люди копают подвалы
И прячут еду, забывая про отдых.
А завтра они из-под свежих завалов
Глотать будут чёрный, отравленный воздух.
Какие-то дети кричат и смеются,
Какое-то солнце на крыше алеет…
Но завтра мы можем совсем не проснуться,
А тот кто проснулся, потом пожалеет…

Сновиденье

Чудище безвредное,
Чудище нестрашное
После долгих-долгих лет
Вдруг приснилось мне.
Серое, панельное,
Четырёхэтажное.
С занавеской тюлевой
На большом окне.

Там, за хлипкой форточкой,
Сад стоит заброшенный.
Кошаки бездомные
На окно глядят.
Во дворе на корточках —
Пацаны с наркошами,
И слышны до полночи -
Крики или мат.

А за стенкой ветхою,
На площадке лестничной
То ли песня слышится,
То ли пьяный хор.
Там сосед с соседкою
От простуды лечатся:
Припасли для праздничка
Водку и топор.

По утрам на лестницу
Выхожу с опаскою:
Утащили лампочку
Ночью алкаши.
Дни бегут безвестные,
Жизнь течёт напрасная,
И по кругу носимся,
Словно мураши…

Жизнь копейкой медною
Разменяла счастье нам.
Затерялся в памяти
Прошлогодний снег.
Чудище безвредное
И совсем не страшное,
Ты зачем зовёшь меня
После стольких лет?

***

Выгорела трава,
Жар от зари до зари.
Выгорели слова,
Мысли сгорели внутри.
Стал я пустой травой,
Отданной всем ветрам.
Облако надо мной,
Следует по пятам.
Облако чёрных дней,
Облако мрачных дум.
Над головой моей
Ветер свирепый подул.
Я свой теряю вес,
Я свой теряю вид:
Солнце из под небес
Сверху меня палит.
Будто бы свет погас
А на плече — рука…
Сверху над каждым из нас
Злые висят облака.
Хочется yбежать,
Но шевельнуться лень.
Надо бы подождать -
Сами уйдут за день.
Ветер услышит нас,
Ливень их разорвёт.
Может быть через час
Может быть через год,
Может быть через год,
A может и через два.
Облако уплывет.
Снова взойдёт трава.
Станет опять легко,
Как после душного дня.
Те облака — далеко,
Им не найти меня…

Прогулка с собакой

Полдня его гуляю я,
Полдня меня гуляет он.
Такая странная семья,
Такой привычный моцион.

Гуляем в дождь, гуляем в снег,
В жару и холод.
Круглый год
Ведёт собаку человек,
А может быть, наоборот.

Мы с ним по улице пройдём
И поваляемся в траве,
Присядем быстро под кустом,
Зароем кость, а то и две.

Как тот бесценный сувенир
(Чтоб не достался никому).
Он по-другому видит мир,
И я завидую ему.

Пускай на уровне колен,
Пускай всегда на поводке.
Но без вранья, вражды, измен,
И где дурак на дураке…

Собачий мир куда добрей.
И я подумал,
Просто так:
Вот я живу среди людей,
А лучше б жил среди собак.

***

Месяц в небесах
Словно на весах
Маленький кусочек сыра.
Полночь на часах:
Бог или Аллах
В этот час задумал
Сотворение мира.
Темный небосвод
Вдруг проснётся вот
Ещё одной звездой.
Мой ночной мирок
Словно островок
Окружён со всех сторон
Водой.
В этот час чисты
Мысли и мечты,
Фонари горят всю ночь
Впустую.
Я уже не сплю,
На часы смотрю,
И за этой ночью буду ждать
Другую.


Читая толстые журналы

Мокрый рассвет убирается прочь,
Блёкнет гроза, как увядшее знамя.
Я все пытаюсь читать в эту ночь
То, что они называют стихами.

Строчка за строчкой, строфа за строфой,
Я про себя матерюсь по-английски.
Что-то плохое случится со мной
Если себя я найду в этих списках!

Замер компьютер размером с тетрадь,
Тело застыло в мучительной позе.
Я в это утро пытаюсь читать
То, что у них называется прозой.

Темная комната, темный рассвет,
Мокрые окна задернуты шторой.
Я потерялся, меня больше нет…
Если меня и найдут, то не скоро.

Кто-то решил, что ему суждено
Литеру Божью унизить до зверя.
Падая, я ударяюсь о дно,
Но все не верю, не верю, не верю…

стихи
Автор: Константин Емельянов

количество просмотров 205
Система Orphus