Культурный журнал

Птичий ключ. Часть II

Читать Часть 1

Часть 2

Иногда так тяжело осуществлять то, на что решился. Даже когда ты сказал себе, что ты должен, что это твоя судьба, что это твоё предназначение… когда ты, собрав волю в кулак, начал свой путь… всё равно настанет момент, когда тебе всё вокруг покажется ненужным, глупым, пустым… когда не захочется больше никуда идти и ничего делать.

Этот момент настаёт всегда. И тогда есть три выхода. Вернуться назад, к самому началу… или остаться на месте и ждать, пока снова появятся силы и решимость двигаться дальше…

Это дороги слабаков. Сильные ничего не ждут и уж тем более не поворачивают назад. Они сжимают зубы и идут вперёд, переступая через минутные слабости.

Я не силач. Совсем не силач. И я повернул бы назад… обязательно повернул бы. Рано или поздно.

Однако зов небесных летунов был столь силён, что ни одна слабость, ни одна мысль сомнения не могла сбить меня с пути. Дело было даже не в силе моей воли.

Мною двигала мечта.

Ветки, листья, сучья, свисающие сверху лианы… лезть наверх оказалось не столь трудным занятием, как могло бы быть.

По крайней мере, доселе я не встречал ничего более сложного, чем первый мой прыжок. Я просто лез, лез наверх.

Когда я совсем уж выбивался из сил, я ложился на подходящую ветку и засыпал. Затем просыпался и начинал искать пропитание. Это не было большой проблемой.

Некоторые ветви дерева были усеяны фруктами, а в некоторых местах сверху текли постоянные водяные ручейки.

Я утолял голод и жажду, а затем продолжал свой путь наверх.

Я карабкался по лианам, цеплялся за сучья, лез по странным вертикальным столбам, совершал головокружительные прыжки… несколько раз я рисковал своей жизнью. Земля осталась далеко внизу — один неверный шаг в опасном месте легко мог привести к печальному финалу моего путешествия.

Иногда мне становились видны маленькие участки неба. Они могли быть голубыми, а могли быть иссиня-чёрными… а в кроне моего дерева всегда царил холодный зелёный полумрак. Когда я видел небо, я всегда мечтал, чтобы по нему пролетел клин моих летунов.

Я лез и лез вверх… ложился спать, изнемогая от усталости… вновь вставал и вновь лез.

Так продолжалось вплоть до момента, когда, забравшись на возвышение по очередной лиане, я увидел недалеко от себя крупное сплетение толстых веток, образующее собой своеобразную площадку.

Она пробудила во мне огромный интерес, и я решил слазить туда, хоть это и было небольшим отклонением от моей прямой дороги наверх…

На площадку эту я влез без особых трудностей. Резким движением я подтянулся на последнем выступе и закинул ноги наверх.

Увиденное там вызвало во мне недоумение. Передо мной была широкая плоскость, по которой вполне можно было спокойно передвигаться. А по центру её стояло нечто доселе мной невиданное.

Множество обломанных и срубленных веток были составлены и уложены так, что образовывали крупный купол, полый внутри. Прямо напротив меня в этом куполе зияла чёрная дыра.

Может, стоит залезть внутрь и посмотреть, что там?..

Я, движимый любопытством, направился было к дыре, однако вдруг в спину мне что-то упёрлось и хриплый голос произнёс:
— Не шевелись.

Я замер. Я впервые в своей жизни слышал кого-то, кроме самого себя.

А он тем временем произнёс:
— Медленно повернись назад. И смотри: без шуток!..

Я выполнил поручение незнакомца. Передо мной стоял человек. Такой же, как и я, человек. Лицо его было испещрено морщинами, он был сгорблен, волосы его были седыми, на грудь спадала длинная борода. Но больше всего меня поразили его глаза: тусклые, бесцветные, пустые — в них будто не было жизни. Грубые, покрытые шрамами руки сжимали длинное копье с костяным наконечником. Тело его сокрыто под неведомым мне покровом. Должно быть, это была некая ткань или шкура… до того мне не приходилось видеть одежды.

— Кто ты и что тут делаешь? — кратко спросил меня старик.
Я пожал плечами.
— Я иду наверх.
— Наверх?.. — глаза подозрительно прищурились. — Откуда ты? С нижних ярусов, что ли?..
Я повторил свой жест.
— Почему не отвечаешь?..
— Не знаю, что сказать.
— Зачем ты хотел зайти в мой дом?
— Я никогда не видел ничего подобного.
— Торн, что там такое? — донеслось вдруг из-за моей спины. Я машинально оглянулся на раздражитель и увидел, что из отверстия выходит женщина. Не знаю, откуда мне известно, что есть женщина и чем она отлична от мужчины. Однако, увидев её, я ничуть не удивился.

Женщина тоже была стара. Длинные, битые сединой волосы спускались до самого пояса, кожа на лице и руках одрябла… однако глаза её были совсем не такие, как у старца. Они были живыми, яркими, в них будто плясали маленькие весёлые огоньки. По телу её тоже ниспадала длинная рубаха.

— Какой-то подозрительный голый тип хотел пробраться в наш дом, — отозвался названный Торном старик.
— В таком случае давай дадим ему одежду и пригласим его к чаю! — рассмеялась женщина. — Ну же, Торн, прояви гостеприимство!
— Всё ради тебя, дорогая, — дед сухо улыбнулся ей в ответ и убрал от меня копьё. — Идём.

Я послушался, последовав за ним к куполу из веток.

— Так откуда же ты всё-таки?.. — спросил меня Торн после того, как я был облачен в одеяние, скрывшее мою наготу. Я не сопротивлялся, хотя одежда и не показалась мне слишком удобной.

Мы уселись за грубый деревянный стол, и его жена, которую, как оказалось, звали Анна, поставила перед нами две миски с супом.

Суп был горячим и очень вкусным. Я никогда в жизни не ел ничего подобного. Однако, как не хотелось мне отрываться от удивительного блюда, старик ждал ответа.

— Я снизу, — просто ответил я. — Совсем-совсем снизу.
— С почвы?.. – удивленно поднял брови Торн.
— Наверное.

Глаза старика медленно закрылись. Он откинулся на спинку своего стула.

— Расскажи мне, как оно там. Как оно, внизу?.. — прошептал он.
— Внизу… — я задумался. — Да так же, как и здесь. Только под ногами не ветки, а земля. Рыхлая, но в то же время плотная. И вокруг колючие кусты, через которые невозможно продраться.
— Так же, как и здесь… — едва слышно проговорил Торн. — Так же, как и здесь. — он поднял руку и провёл ею по своим волосам. — Так же, как здесь…

Я не понимал, почему он так себя ведёт. Краем глаза я заметил, как Анна, которая сидела на служившей чете кроватью охапке хвороста, сочувственно покачала головой.

— Как далеко отсюда то место, откуда ты пришёл?..
— Мне довольно долго пришлось лезть вверх, пока я достиг вашего уровня, — не стал скрывать я. — Я множество раз едва не валился вниз от изнеможения.
— Скажи, сколько раз ты ложился спать в своём пути? — продолжил допытываться Торн.
— Раз семь…
— Всего семь дней! — внезапно стукнул кулаком по столу он. В тусклых глазах сверкнула ярость. — Семь дней!
— Торн… — тихо окликнула его жена. — Это было так давно…
— Да… слишком давно… — старец ссутулился. Взгляд его снова потух. — Слишком давно…

Анна поймала мой непонимающий взгляд и пояснила:
— Когда-то, когда Торн был совсем молодым… таким, как ты… он жил высоко сверху, на самой верхушке этого дерева. И однажды он решил спуститься вниз…
— Меня тянуло сюда, к неизведанному… — продолжил за ней старик. — Я хотел увидеть почву… ту рыхлую, плотную почву, о которой ты рассказываешь… я хотел увидеть корни этого дерева… спуститься к самым низам и даже ниже!.. Я бы разломал на веточки те кусты, о которых ты говоришь! Я… я чувствовал, как меня влекло вниз! Там, наверху, мне было невыносимо. Я хотел попасть сюда. И я начал спускаться.
— Путь был очень трудным… Торн рвал руки в кровь, натирал себе мозоли, сражался с чудовищами, что встречались на его пути… не раз он был на волосок от смерти…
— Как много раз мне хотелось сдаться!.. Просто сдаться и забыть обо всём. — Старик покачал головой… — но я сжимал зубы и продолжал спуск. Мне казалось, ничто не остановит меня… но время шло, уходили мои силы… а дерево всё не кончалось… и в конце концов я почувствовал, что больше так не могу. Путь казался пыткой, продолжающейся вечно. Я помню тот момент, будто это было вчера. Я лежал и думал, что это всё. Что во мне уже нет сил продолжать путь. Я был так слаб, так беспомощен… и тогда пришла тварь. Я увидел её. Она сидела на ветке надо мной и сверлила меня своими жуткими буркалами. Она была огромна и отвратительна. Она напала на меня… и тогда я будто очнулся от забытья. Я сразился с ней, парень. Истощенный, обессиленный, я боролся с ней за свою жизнь. И я победил!..

Обессиленный, едва дышащий, израненный, я снова полез вниз… я сопел, мои глаза застилала пелена, но я полз… полз… во мне не осталось никаких сомнений… как я боролся за свою жизнь, так я решил бороться и за свою мечту… до последнего вздоха…

Старик опустил голову и сказал так тихо, что я едва разобрал слова:
— Но дерево всё равно не кончалось…

Он замолчал. Я ждал продолжения, но его не последовало.

— И?! — вскричал наконец я. — И чем же всё закончилось?!
— Торна нашла я, — ласково положила руку на плечо старику Анна. — Я всегда жила здесь, на этой площадке. Он буквально свалился мне на голову, полуживой. Я выходила его, вылечила… это было непросто, Торн был уже почти на том свете… вскоре мы полюбили друг друга. Сначала Торн еще рвался продолжить путь, но я отговорила его. Он был слишком слаб, да к тому же еще и хромал, не до конца оправившись от перелома ноги. И ведь мы не знали, есть ли действительно земля там, внизу. В конце концов, Торн остался со мной. Мы построили вместе этот дом и обжились здесь… потом у нас…

Анна замолчала. Взгляд её преисполнился грустью. Торн сидел опустив голову и тоже молчал.

— У вас… что? — спросил я, непонимающе переводя взгляд с одного на другую и обратно.
— У нас родился сын… — тихо сказала Анна после долгой паузы. — Мы вырастили его… воспитали…
— И где он?
— Он ушёл… — голос Анны дрожал. — Он хотел найти древесный Ствол… легендарный Ствол…

Воцарилась тишина. Я обдумывал сказанное, старики больше ничего не говорили.

Не знаю, сколько времени мы так просидели, но наконец Торн поднял голову и тяжело вздохнул:
— Что было, то было. Что прошло, того уже не вернуть. Нужно жить тем, что есть.
— И правильно, — согласно закивала Анна. — Правильно.
— А ты, парень… зачем ты направляешься вверх?

Я рассказал о таинственном клине летунов, о голубых и чёрных прорезях, изредка видных между ветками, о своих мечтах и о трудном подъёме.

Старик слушал внимательно, не перебивая.

— Птичий ключ, — сказал он, когда я закончил. — Клин, что ты ищешь, называется птичий ключ…
— Я найду его там, сверху? — с надеждой спросил я.

Торн пожевал губами.

— Давай ложиться спать, — устало проговорил он наконец. — День был тяжёлым… Завтра с утра будем говорить…

Таинственный вид старика, у которого на лице было написано, что он что-то от меня скрывает, пробудил во мне беспокойство.

Но я, решив не перечить старшим, послушно лёг на охапку хвороста, принесенную Анной с участка площадки за хижиной.

Хворост был как-то причудливо сплетен с широкими листьями дерева, лежать на нём внезапно оказалось очень уютно и удобно. Я даже не заметил, как меня сморил сон.

Читать Часть 3

Птичий ключ

Автор: Тося Пересмешник
Фото: Дарья Калько

comments powered by HyperComments
количество просмотров 504
Система Orphus