Культурный журнал

Тёплое сердце пса Икса

икс
На первом этаже моего дома вместе с мохнатой полутаксой по кличке Икс жил пьющий дядя Боря.

Он был из тех, кого в народе называют «алкаш». Часто в его квартирке собирались маргинальные товарищи, устраивающие шумные и странно весёлые попойки. Как и когда появился Икс у соседа, я точно не помню; мне кажется, что они жили вместе всегда. Пёс смиренно сносил побои дяди Бори, а также то, что во время попоек его могли легко вышвырнуть из квартиры. Иногда он, как и пропивший деньги сосед, днями сидел без еды.

Сердобольные тётушки подкармливали Икса, жалея его собачье сердце.

Но не все были снисходительны к иксу и дяде Боре. Этажом выше жила одинокая и злая, похожая всем своим обликом на Бабу-ягу старуха. Когда–то её прозвали ЯгОвна, и с той поры это прозвище стало её именем. Вместе с ней жили две кошки, очень похожие на свою хозяйку. Они часто царапали Икса, шипели и кусались, а Яговна наровила толкнуть пса костылём или тощей ногой.

По милости Яговны дядя Боря не раз оказывался в полиции. В эти дни Икс куда-то убегал из подъезда, вероятно, опасаясь и бабки, и кошек.
Бывало, что сосед не пил неделями. В такие промежутки он мог подолгу что-то мастерить на детской площадке, бескорыстно красить скамейки и латать двери, а радостный пёс крутился рядом, играя с детьми.

Но бывали и другие дни. Дядя Боря упивался до такой степени, что почти бездыханно падал около подъезда или квартиры. Отважный Икс охранял его, грел шкурой, лизал опухшее лицо языком и тащил за телогрейку домой.

Это была бесконечная спираль повторяющихся событий, к которой все жители дома давно привыкли.
Не знаю, как долго это всё продолжалось бы, если не роковое стечение обстоятельств. Во время одной из попоек дядя Боря умер от сердечного приступа.

Известных соседям родственников у него не было, поэтому участковый и какие-то люди из администрации квартиру закрыли на время, а пса просто выставили за двери.

То, что хозяин умер, Икс понял сразу. Он тем промозглым мартом скитался по двору и истошно выл. Этот вой был больнее и громче плача ребёнка. Пёс потерял единственное близкое ему существо: пусть неважного, такого непутёвого хозяина, которого он со всей своей собачьей преданностью любил.

Разными способами Икс пробирался в подъезд, просто ради того, чтобы лечь под двери опустевшей квартиры. Свернувшись калачиком он лежал сутками. Опустошённый, почти и сам мёртвый: не реагировал на проходивших мимо людей. Он не ел, не пил, просто лежал на грязном, дырявом коврике у разбитой, опечатанной квартиры.

Как-то раз я заметила, как Яговна, вместе со своими кошками проходя мимо пса, бросила ему то ли сосиску, то ли котлету. Я испугалась, подумав, что бабка решила отравить собаку. Даже спросила у неё об этом. Та глянула на меня совершенно новым, мягким взглядом и сказала: «Дура ты, я жизнь ему вернуть хочу!»

С той поры я стала замечать, как бабка кормит пса, который стал захаживать к ней в гости. Это было совершенно удивительно и неожиданно.
Злая, одинокая, пожилая женщина искренне заботилась о собаке, которую раньше не могла терпеть. Теперь же они ходили вчетвером: Яговна, Икс и две её кошки.

Однажды, когда я проходила около квартиры бабки, из неё выскочил на встречу мне Икс — он громко лаял, крутился во круг меня, явно привлекая внимание.

Я поняла, что он зовёт меня к Яговне. В коридоре я сразу заметила лежащую на полу бабку. Она беззвучно шевелила губами, было понятно, что ей очень плохо. Я вызвала скорую помощь, оказалось, что у Яговны что-то с давлением. Врачи сделали ей уколы, но в больницу она ехать наотрез отказалась.

Я купила ей лекарств и какой-то еды, а потом просто стала навещать. Собака и кошки не отходили от старушки и на метр. Постепенно Яговна поправилась, и мы даже подружились с ней.
Она рассказывала мне фрагменты своей тяжёлой жизни, слушая которые, я ругала себя за прошлое негативно-предвзятое к ней отношение.

Да и сама Яговна изменилась с тех пор, как впустила в свой дом и сердце Икса. Она посветлела, и соседи это заметили. К ней в гости стали приходить дети, которым она пекла оладьи и вязала носки.
Эта трогательная четвёрка каждый вечер совершала променады по соседним улицам. Преданные животные везде сопровождали свою хозяйку.

Больше всего Яговна боялась умереть раньше своих питомцев, но этого не произошло: Икса сбил пьяный водитель, кошки вскоре умерли от какой-то инфекции. Яговна пережила свою живность на несколько месяцев.

Уже много лет прошло с описываемых событий, но иногда, когда вижу вдали худенькую фигурку старухи и следующую за ней собаку, то думаю, что Яговна продолжает обходить окрестности дома: светлая, одинокая и любимая своими настоящими друзьями.
проза
Автор: Виктория Беляева

количество просмотров 181
Система Orphus